Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Сирия и «старый новый мир»

Сирия и «старый новый мир»

В своей победной речи Асад отметил, что сирийский народ «вернул истинное значение революции», после того как она была «запятнана наёмниками». Мир уже не тот, что был десятилетие назад. На региональном уровне задумываются о принятии существующей реальности, а на глобальном этот вопрос не в приоритете. Очевидно, что Дамаск настойчиво и терпеливо стоит на своём. Арабы говорят, что терпение – ключ к радости. Вопрос только в том, чья это радость. Об этом пишет Руслан Мамедов, менеджер ближневосточных проектов Российского совета по международным делам.

На президентских выборах в Сирии 26 мая Башар Асад набрал более 95 процентов голосов. Согласно действующей конституции, этот срок – последний для президента. Но за семь лет – Асад будет править до 2028 года – конституция может измениться, и далеко не факт, что это произойдёт в результате работы Конституционного комитета Сирии при посредничестве ООН.

Победа президента Асада сопровождалась поздравлениями союзников и отсутствием признания результатов выборов со стороны стран Запада. Но каково отношение к этой разрушенной войной стране и её правящим элитам в арабском мире? Сможет ли Башар Асад восстановить страну и вывести её из хаоса?

Забыть старые обиды. От баланса сил к балансу интересов

Именно через региональное признание лежит путь к признанию глобальному. А оно необходимо в каком-то виде для восстановления Сирии, стоимость которого оценивается в более чем 250 миллиардов долларов. У сирийских союзников таких средств нет, а Запад увязывает предоставление средств на восстановление страны с такими условиями политического урегулирования конфликта, на которые действующие власти идти не готовы. Но в отсутствие экономической реконструкции существует угроза повторной активизации разгромленных террористов. В этом контексте роль богатых нефтяных монархий Персидского залива – наиболее перспективного источника средств – становится особенно значимой.

Сирию традиционно называют «сердцем» арабского мира. Это, тем не менее, не помешало другим арабским странам в ответ на развернувшееся насилие в Сирии заморозить её членство в важной региональной структуре – Лиге арабских государств (ЛАГ) – в 2011 году. Говоря о возвращении Сирии в ЛАГ, министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечал: «Арабская дипломатия весьма и весьма известна своей эффективностью, поэтому, мне кажется, здесь мы можем рассчитывать, что вопрос будет урегулирован, причём, надеюсь, достаточно быстро». Но существует ряд факторов, способных поддержать этот процесс, и ограничителей, которые могут помешать ему.


Разговор о возвращении Сирии в ЛАГ ведётся на протяжении нескольких лет – с тех пор, как стало ясно, что Башар Асад сможет удержать власть в своих руках. Это стало очевидным для региональных и глобальных игроков с разгромом террористических и оппозиционных правительству вооружённых формирований при активной поддержке сирийского правительства со стороны Ирана и России. Кроме того, по сравнению с 2011 годом ситуация изменилась в самой ЛАГ. В крупнейшей в арабском мире стране – Египте – сейчас у власти находится светский режим выходца из армейских структур Абделя Фаттаха ас-Сиси, а не антиасадовски настроенные исламисты из «Братьев-мусульман» (организация, запрещённая в РФ). Ряд государств – членов ЛАГ – Алжир, Ирак или Ливан – никогда не были против Сирии, а сейчас активно выступают за её возвращение в организацию. Монархии Залива же прошли через десятилетие переоценки вызовов и угроз.

Конфликтная ситуация в Ираке, Сирии и Йемене привела к усилению региональных соперников арабских государств Залива – Турции и Ирана. Экспансия этих крупных региональных держав заставляет ОАЭ, Саудовскую Аравию и другие арабские страны искать новые подходы. В сирийском контексте это означает неприятие арабами оккупации Турцией сирийских – а значит, общеарабских – земель на севере Сирии. Одновременно столицы аравийского полуострова задумываются о том, стоит ли отпускать Сирию в руки Ирана, если можно попробовать вернуть её в «лоно арабской родины» и сбалансировать иранское влияние на Дамаск. ОАЭ, Бахрейн и Оман уже восстановили свои посольства в Дамаске, но пока Саудовская Аравия и Катар – две ключевые страны, стоящие на позиции неприятия Сирии в ЛАГ, – не спешат сделать то же самое. Впрочем, то, что саудовцы всё больше склоняются к частичному возвращению отношений, ясно по некоторым их действиям. Речь идёт, например, о восстановлении связей Бахрейна с Дамаском, поскольку политика первого – лакмусовая бумажка устремлений Эр-Рияда. Уже в начале мая этого года появились сообщения о визите руководителя Службы общей разведки Саудовской Аравии Халеда аль-Хумайдана в Дамаск, а в конце мая впервые за десять лет сирийская делегация во главе с министром туризма Мухаммедом Рами Мартини совершила официальный визит в Эр-Рияд для участия в работе региональной комиссии Всемирной туристской организации (UNWTO) по Ближнему Востоку.

Результаты президентских выборов в Сирии лишний раз напоминают арабским государствам региона, что им придётся работать с Башаром Асадом и его правительством.

Очевидно, и Дамаск готов забыть старые обиды. Помимо прочего, для правящей партии «Баас» арабская националистическая риторика крайне важна. Советница Асада Бусейна Шаабан накануне выборов заявила: «Предпринимаются усилия для улучшения отношений между Дамаском и Эр-Риядом, и в ближайшие дни мы можем стать свидетелями результатов в этом вопросе». В случае если Эр-Рияд изменит свою позицию по возвращению Сирии в ЛАГ, останется только одна арабская страна, выступающая против этого – Катар. Неарабский союзник Катара в не так давно ослабевшем региональном противостоянии – Турция – также будет мешать этому, она продолжает заявлять о необходимости продвижения политического урегулирования сирийского конфликта. Правда, в это верится всё меньше и меньше, хотя и с мнением Турции, на территории которой находятся более 3,5 миллиона зарегистрированных сирийских беженцев, приходится считаться.


Пришёл, увидел, победил?

На глобальном уровне разных позиций придерживаются Россия и США. Москва выступает за суверенитет, возвращение Сирии в ЛАГ и её скорейшее восстановление. Но даже если Сирия вернётся в Лигу, это не решит экономических проблем страны, где процветает коррупция, валюта продолжает обесцениваться, а электричества и топлива едва хватает для выживания населения, 80 процентов которого находятся за чертой бедности. Кроме того, сирийская экономика не получит серьёзные вливания даже из стран Залива ввиду политики и санкций Соединённых Штатов, остающихся гегемоном в регионе. Но именно работа на этом направлении регионального признания Дамаска чрезвычайно полезна и может рассматриваться в качестве шага к дальнейшей стабилизации ситуации.

Ещё до проведения выборов в Сирии американцы вместе с Великобританией, Францией, Германией, Италией выступили с совместным заявлением об их нелегитимности. Принятые конгрессом США санкции против Сирии под названием «Закон Цезаря» носят «вторичный» характер, что означает попадание в санкционный список США любых третьих стран, ведущих дела с сирийским правительством. С этой проблемой уже столкнулись компании из ОАЭ, а потенциально санкции лишают Сирию любых крупных проектов с государствами Залива в будущем. И этот вопрос не решить на региональном уровне. Многое зависит от того, насколько американцы будут привержены исполнению санкционного режима.

Чрезмерный санкционный аппетит США может задеть интересы их региональных союзников, что вызовет недовольство последних (не всегда молчаливое).

Но на данный момент, цитируя журналистов газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», мы наблюдаем «отсутствие американского лидерства»: США не занимаются продвижением какой-либо активной кампании по противодействию нормализации отношений между Сирией и другими членами международного сообщества. Предыдущий паттерн в отношении Сирии сохраняется – с незаконным присутствием американских военных на востоке страны, поддержкой курдских отрядов, участием в нелегальном использовании сирийских ресурсов.

Администрация президента США Джо Байдена ещё не сформировала новый курс в отношении Сирии, поскольку этот вопрос не стал для неё приоритетным. В этих условиях у региональных и заинтересованных глобальных игроков есть возможность подправить свои позиции, обрасти нитями связей с ранее недоступными акторами, предпринять попытки выхода за пределы существовавших ограничений.

***

Башар Асад направил послание всему миру о том, что он готов к новому этапу. И мир уже не тот, что был десятилетие назад. На региональном уровне задумываются о принятии существующей реальности, а на глобальном этот вопрос не в приоритете. В своей победной речи Асад отметил, что сирийский народ «вернул истинное значение революции», после того как она была «запятнана наёмниками». Очевидно, что Дамаск настойчиво и терпеливо стоит на своём. Арабы говорят, что терпение – ключ к радости. Вопрос только в том, чья это радость.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх