Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Новый коронавирус, геополитика и мировая экономика

Новый коронавирус, геополитика и мировая экономика

Климатическое движение за сокращение выбросов углекислого газа для сдерживания темпов роста развивающихся стран быстрого эффекта не даёт. Нужен был иной повод поместить Китай за барьеры и ещё раз напомнить американским корпорациям о необходимости возврата производства на территорию США, и повод нашёлся. При ограниченном распространении вируса и незначительном проценте заболевших, ущерб для китайской экономики от раскрутки мировой истерии получился колоссальным, пишет эксперт клуба «Валдай» Александр Лосев.

Коронавирус 2019-nCoV аналитики уже назвали «чёрным лебедем» года, – то есть редким и трудно прогнозируемым событием, имеющим глобальные последствия. Во многих СМИ звучит слово «пандемия». Появление китайского вируса уже оказывает негативное воздействие на мировую экономику, международную торговлю и финансовые рынки. Политические последствия, связанные с разного рода внутренними и трансграничными ограничениями, могут также вскоре проявиться. По данным агентства Bloomberg, испуг от вируса в конце января 2020 года стоил рынкам акций полтора триллиона долларов. Котировки нефти Brent снизились от уровней начала января на 21%, китайский юань подешевел к доллару на 2%, а сам ущерб, который коронавирус может нанести второй по величине экономике мира и всем торговым партнёрам Китая, ещё только предстоит подсчитать.

Экстраполировать ситуацию со вспышкой атипичной пневмонии 2003 года (ТОРС) на ситуацию 2020 года не имеет смысла. За прошедшие 17 лет экономика КНР выросла почти в 9 раз с 1.66 трлн. долл. ВВП до 14.3 трлн. долл. в номинальном выражении, мировая экономика увеличилась в 2.2 раза с 39 трлн. долл. до 86 трлн. долл. общего ВВП, Китай сейчас обеспечивает треть роста мировой экономики и чрезвычайно плотно интегрирован в глобальные производственные, торговые и финансовые цепочки.

В первом приближении можно сказать, что общий экономический эффект от распространения коронавируса будет сопоставим с потерями от торговой войны Китая и США, соотнесённый с периодом карантина, поскольку опять возникают, пусть и по иным, нетарифным причинам, ограничения в поставках продукции из Китая, а также сырья, товаров и услуг из взаимодействующих с ним стран. Ущерб мировой экономике от торговой войны за 11 месяцев 2019 года составил порядка 850 млрд. долл. или по 200 – 250 млрд. долл. в квартал. Таким образом, если мир имеет дело с не самым опасным вирусом, то больше квартала экстремальная ситуация не продлится. Скорее всего, к концу февраля вспышка заболеваний в Китае начнёт сходить на нет, а производство и международная торговля будут восстанавливаться в объёмах декабря прошлого года. В этом случае мировые потери составят примерно 250 млрд. долл., полувиртуальный фондовый рынок не в счёт.

Учитывая, что банк Китая запускает программу финансирования объёмом 1.2 трлн юаней, а ФРС США продолжает монетарное стимулирование и почти тоже самое делает ЕЦБ, основные потери будут замещены эмиссионными деньгами.  

 

Эпидемиология

Однако, если взглянуть на проблему с точки зрения эпидемиологии, то никакой эпидемии ни в Китае, ни где бы то ни было, нет и в помине. Это всего лишь вспышка болезни, вызываемой новым коронавирусом, но никак не эпидемия. Эпидемией считается прогрессирующее инфекционное заболевание, которое поражает 5% населения какой-либо местности. Численность населения города Ухань, где проявился коронавирус, составляет 12 миллионов человек. Если бы там за месяц заболело порядка 600 тысяч человек, то тогда это – эпидемия. А когда заболевших несколько тысяч, это вспышка. Вспышка коронавируса 2019-nCoV, вирулентность которого низкая и сравнима с обычными вирусами, вызывающими ОРВИ. К тому же Китай учёл негативный опыт вспышки атипичной пневмонии 2003 года и предпринимает беспрецедентные меры в области здравоохранения и предотвращения распространения заболевания. Таким образом, риска эпидемии нет ни в Китае, ни в других регионах мира, включая Россию. Несмотря на обширные контакты с Китаем и общую границу протяжённостью 4209 км, в России предпринимаются необходимые и достаточные меры. И это позитивно. Но весь негатив вытекает ровно из этого же, как по закону диалектики! Карантин на обширной территории в центральной части Китая, ограничения на передвижение и остановленные предприятия.

 

Геополитика

Но, если это не эпидемия, то тогда это преднамеренная «логическая ошибка», на основе которой строятся отвлекающие манёвры для манипуляции геоэкономическими процессами. Причём чем дольше продолжается раскрутка этой истории, тем больше желающих провести манипуляции.

Холодная война между США и Китаем становится объективной реальностью. В Стратегии национальной безопасности США, в Стратегии национальной обороны и в Обзоре ядерных сил США Китай объявлен противником Соединённых Штатов, как, впрочем, и Россия. На сдерживание экономической мощи Китая была направлена торговая война и ограничения на деятельность китайских технологических компаний в США, но подписание президентом Трампом и вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ соглашения о первой фазе торговой сделки ставит торговую войну «на паузу» по крайней мере до ноября 2020 года. Климатическое движение за сокращение выбросов углекислого газа во главе с Гретой Тунберг для сдерживания темпов роста развивающихся стран быстрого эффекта не даёт. Нужен был иной повод поместить Китай за барьеры и ещё раз напомнить американским корпорациям о необходимости возврата производства на территорию США, и повод нашёлся. При ограниченном распространении вируса и незначительном проценте заболевших, ущерб для китайской экономики от раскрутки мировой истерии получился колоссальным. Но поскольку глобализация объединила большинство производственных, товарных и потребительских цепочек, то этот же информационный повод – коронавирус – вернулся боевым бумерангом на западные рынки и ударил очень сильно.

Возможно, нам сейчас предстоит увидеть соревнование стратегий Запада и Востока: Клаузевиц («цель любой войны – это мир, комфортный для победителя» и «необходимо лишить противника возможности сопротивляться, поставив его в тяжёлое положение на длительное время») против Сунь-цзы («война – это путь обмана, поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь»).

Так или иначе, теперь, чтобы сократить потери, все заинтересованные стороны будут использовать ситуацию с коронавирусом в своих целях.

Китайская экономика сталкивается со структурными проблемами и гигантским уровнем задолженности. Программа Народного Банка Китая на 1.2 трлн юаней, которые пойдут на рефинансирование долгов в ином случае была бы в таких масштабах невозможна, как и девальвация юаня, за которую Китай ранее объявляли валютным манипулятором. И можно прекратить покупку Казначейских облигац корон ий США. Климатическая повестка на какое-то время исчезла с мировых радаров, что для Китая (и для России) позитивно, а пострадавшим от китайского карантина корпорациям Кремниевой долины сейчас не до технологической войны.  

 

Экономика

Сокращение бизнеса Apple, IBM, Microsoft и AMD из-за китайского коронавируса и слабая финансовая отчётность за первый квартал 2020 года нанесут значительный удар по капитализации компаний технологического сектора и фондовому рынку в целом, что скажется на доходах граждан США, 60% которых вовлечены в операции на фондовом рынке через пенсионные, инвестиционные и прочие фонды или напрямую, а затем на темпах роста американской экономики, где доля потребительских расходов в структуре ВВП превышает 70%.

Приостановка работы китайских предприятий и карантинные ограничения ударят по горнодобывающим компаниям Австралии и Индии, по туристической индустрии Таиланда, Сингапура, Филиппин, Вьетнама и пр., по большинству мировых авиакомпаний, по производителям нефти, по McDonald’s,Starbucks, Netflix, Disney, eBay, по производителям чипов и дисплеев в Южной Корее и Малайзии, по производителям техники в Германии, Японии, Чехии, Венгрии и Польше, по большинству мировых автопроизводителей, зависящих от комплектующих из Китая. В охваченной вспышкой вируса провинции Хубэй находятся предприятия Nissan Motor, Honda Motor, Siemens AG, Tesla Inc. и Peugeot. Мир к концу первого квартала ожидает определённый товарный дефицит. Но ещё опаснее общее замедление темпов роста мировой экономики, а риски рецессии сразу в нескольких странах G7 – это уже реальная угроза начала нового мирового экономического кризиса.

 

Заключение

Риски превращения вспышки коронавируса в глобальную пандемию крайне низкие, но если вдруг распространение вируса станет неконтролируемым, то это может вызвать как негативные внутриполитические процессы в самом Китае, так и привести к обрушению экономик ряда отдельных областей и регионов, к появлению беженцев и массовой миграции, к военным конфликтам и гуманитарным катастрофам. Мировую экономику в этом случае ждёт глубокий и затяжной кризис, по сравнению с которым Великая депрессия 30-х годов прошлого века покажется лёгким спадом.

Но любыми рисками необходимо управлять, в том числе гуманитарными. А для этого необходимы изменения в подходах к сотрудничеству в гуманитарной сфере на межгосударственном уровне и взаимодействие по линии международных организаций. Скорее всего, повысится координирующая роль ВОЗ в решении международных проблем здравоохранения. Не секрет, что фармакология и медицинские услуги – это прибыльный бизнес, и логика конкуренции за рынки может идти вразрез с общечеловеческими и цивилизационными целями. Задача человечества показать единство в противостоянии новой угрозе вне зависимости от геополитического и экономического соперничества отдельных стран.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх