Клуб «Валдай»

76 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Зачем Трамп перезагружает переговоры с «Талибаном»?

Зачем Трамп перезагружает переговоры с «Талибаном»?

Правительству Афганистана однозначно невыгоден сценарий полного вывода американских войск, которые являются как гарантом устойчивости нынешней власти, так и условием сохранения Вашингтоном и его союзниками интереса к финансированию афганской армии и государственного бюджета. Поэтому Кабул будет стараться убедить Белый дом оставить войска в стране. Но если вывод всё же состоится, то существует вероятность резкого снижения внимания американцев к Афганистану, что может спровоцировать талибов на решительные действия по взятию власти в стране в свои руки, пишет политический аналитик Рустам Махмудов.

Неожиданный визит президента США Дональда Трампа в Афганистан, состоявшийся 28 ноября 2019 года, в ходе которого он посетил американскую военную базу Баграм, отпраздновал с военнослужащими День благодарения и встретился с афганским президентом Ашрафом Гани, получил широкий резонанс в мировых политических кругах и СМИ. Основной причиной этому послужило сделанное Трампом заявление о перезагрузке переговорного процесса с движением «Талибан», который был прерван в сентябре 2019 года из-за гибели американского военнослужащего в результате совершенного талибами теракта. Согласно информации американских СМИ, Трамп заявил, что «Талибан» очень хочет заключить сделку и американские переговорщики встречаются с ними.

Однако мирное соглашение, по его словам, может быть заключено только при условии достижения договорённостей о прекращении огня. В противном случае американские войска собираются остаться в Афганистане до тех пор, пока у США не будет соглашения или же полной победы. В этом заявлении узнаётся ставший уже фирменным риторический приём Трампа – убеждение аудитории в том, что внешнеполитические визави Вашингтона очень хотят заключить с ним «хорошую сделку». Подобный приём ранее неоднократно использовался в отношении Северной Кореи, Ирана и Китая. В то же время, если отодвинуть риторику в сторону, то изменение Трампом своего предыдущего решения о прекращении переговоров с «Талибаном» действительно представляет собой значимое событие, поскольку оно вновь поднимает многочисленные вопросы. Среди них, вопросы о месте афганского конфликта в политической карьере Дональда Трампа и в структуре будущего геополитического влияния США в Афганистане и на Большом Ближнем Востоке, а также вопросы о перспективах нынешней афганской политической элиты и реальной готовности и способности «Талибана» прекратить войну и влиться в существующую афганскую политическую систему.

На решение Дональда Трампа перезагрузить переговорный процесс с талибами сегодня в значительной степени влияют две причины стратегического и тактического характера. Со стратегической точки зрения соглашение о мире с «Талибаном» нужно в целом для США, поскольку американское общество устало от этой самой продолжительной в истории страны войны и больше не хочет тратить огромные финансовые ресурсы на операцию, конец которой не просматривается.

С тактической точки зрения действующему американскому президенту крайне необходимы позитивные новости на внешнеполитической арене в преддверии нового избирательного цикла 2020 года, который, судя по продолжающемуся противостоянию с демократами, обещает быть очень напряжённым. Пока по наиболее резонансным вопросам внешней политики Дональду Трампу мало чем есть похвастаться. С Китаем пока так и не заключено торговое соглашение, и шансы на достижение сделки стали резко снижаться на фоне подписания Дональдом Трампом двух законопроектов, направленных на поддержку протестующих в Гонконге. Также не продвигается вопрос включения Китая в договоры о ракетном разоружении. Несмотря на экономические сложности, другой американский оппонент в лице Ирана не демонстрирует готовности заключить новую ядерную сделку с Вашингтоном. Не удается Трампу остановить и реализацию российского газопровода «Северный поток – 2» и вытеснить российский газ из Европы, чтобы освободить рынок для американского СПГ.

Всё это отягощается проблемами с Турцией вокруг экстрадиции проповедника Фетхуллаха Гюлена, покупки Анкарой российских систем «С-400» и её военной операции против курдов в северных районах Сирии, что провоцирует кризисные процессы внутри НАТО. К этому можно добавить усталость европейцев от антироссийских санкций и украинской проблемы. Таким образом, заключение сделки с «Талибаном» приобретает для Дональда Трампа весьма высокую значимость. Вместе с тем, несмотря на актуальность мирного соглашения с «Талибаном» для США и лично президента Трампа, вопрос о характере возможных финальных договорённостей и, прежде всего, в пункте будущего американского военного и разведывательного присутствия в Афганистане, по-прежнему, остаётся открытым, что может повлиять на успех переговоров. Неясность в вопросе военного присутствия объясняется тем, что в самой американской элите, похоже, ещё до конца не определились с ним. Как показывает анализ взбрасываемых в СМИ заявлений, у экспертов есть как минимум две точки зрения, которые опираются на информацию, поступающую непосредственно от самого президента Трампа и Пентагона.

Согласно одной из них, конечной целью переговоров с «Талибаном» должно стать не только прекращение огня и мирное соглашение, но и сохранение американского военного присутствия в Афганистане. Сам Дональд Трамп в интервью радио Fox News в августе 2019 года заявил, что США хоть и сократят численность своих войск в Афганистане с 14 до 8,6 тысяч военнослужащих, но тем не менее они собираются остаться в этой стране и сохранить здесь разведывательное присутствие.

Согласно другой точке зрения, не исключён полный вывод американских войск из Афганистана, поскольку, по данным NBC, в декабре 2018 года Трамп пригрозил не только немедленно вывести все войска из Афганистана, но и закрыть посольство США в Кабуле, поскольку его содержание дорого обходится казне. Эту точку зрения подкрепляет и информация о том, что в октябре 2019 года Пентагон приступил к разработке планов резкого вывода всех американских войск из Афганистана в течение нескольких недель, на случай если президент Трамп отдаст такой приказ. Столь противоречивые сигналы, посылаемые Белым домом и Пентагоном, указывают на то, что американской политической элите пока не удаётся просчитать все возможные последствия и риски, связанные с полным выводом своих войск к ноябрю 2020 года.

Предположительно у американских стратегов есть сомнения относительно того, насколько эффективной будет в перспективе опора на финансово-политические инструменты для сохранения Афганистана в орбите влияния Вашингтона. Также есть сомнения по поводу готовности «Талибана» стать частью существующей афганской политической системы, когда это движение останется один на один с Кабулом. У американцев, скорее всего, могут быть сомнения и относительно психологической готовности афганских силовых структур эффективно сдерживать талибов без прямой поддержки американских спецподразделений, особенно при наблюдаемом расколе в политических элитах, что наглядно показали последние президентские выборы.

Вашингтон в случае ошибки в расчётах рискует столкнуться с угрозой ослабления своего геополитического присутствия в Афганистане, что будет совсем некстати для него, поскольку именно сегодня в Большой Евразии происходят важные процессы, способные перекроить многие устоявшиеся за последние десятилетия конструкции и связи. Эти процессы инициируют китайский «Пояс и путь», ЕАЭС, взявший курс на заключение соглашений о зонах свободной торговли с экономиками Азии и Большого Ближнего Востока, ШОС, в состав которого вошли Индия и Пакистан, новая стратегия ЕС по соединению Европы и Азии и прочая.

Своеобразным индикатором опасений американской элиты можно считать мнение, выраженное влиятельным британским журналом The Economist. Издание указывает, что сентябрьское решение президента Трампа о прекращении переговоров с «Талибаном» стало облегчением для тех, кто опасался, что американский президент «готов подписать любую сделку с талибами – независимо от того, насколько унизительной она будет для Америки или катастрофической для Афганистана, просто чтобы сдержать своё предвыборное обещание по прекращению “бесконечных войн” Америки и возвращению войск на родину».

Войска разные, но горы те же самые. Почему США игнорируют уроки СССР в Афганистане?

Что касается талибов, то решение Трампа перезагрузить переговоры с психологической точки зрения усиливает их переговорные позиции, поскольку они видят, что у американцев в настоящих условиях нет иных вариантов, кроме как попытаться договориться с ними. Между тем можно предположить, что для самого «Талибана» характер возможных финальных договорённостей с американцами представляет не меньшую головную боль, чем для США, учитывая, что в движении обозначились определённые элементы раскола между лидерами политического офиса в Дохе (Катар) и фракцией «непримиримых» в Шуре Кветты из-за поиска ответственных за гибель Асимы Умара, личного посланника лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири в Афганистане, в провинции Гельманд.

Принимая во внимание этот факт, можно предположить, что наиболее радикально настроенных лидеров талибов и командиров вооружённых групп может не устроить вариант частичного вывода иностранных войск с территории Афганистана. Изначально в качестве предварительного условия для прекращения огня и возможного начала прямых переговоров с Кабулом «Талибан» требовал полного вывода. Если же талибские переговорщики из политического офиса в Дохе, поддерживаемые «умеренными» талибами, не смогут договориться о полном уходе американцев из страны и согласятся лишь на частичный вывод, то не исключён раскол внутри «Талибана» и продолжение непримиримыми талибами военных действий против афганской и американской армии. Вероятно, часть радикалов может присоединиться к афганскому филиалу ИГИЛ. Раскол среди талибов может привести к девальвации результатов переговорного процесса.

Стратеги движения «Талибан», вне всякого сомнения, смотрят дальше переговорного процесса с американцами и прогнозируют поведение талибов в политической системе Афганистана, что, кстати, является ещё одним острейшим вызовом как для самого движения, так и для дальнейшей судьбы страны. Талибы, как известно, исповедуют фундаменталистские взгляды на государственное устройство и общественные ценности, которые неприемлемы для нынешней правящей элиты в Кабуле, интеллигенции и значительной частью модернистски настроенного населения, особенно в крупных афганских городах. Принципиальные расхождения по данному вопросу могут стать одним из препятствий на пути урегулирования конфликта в рамках возможных переговоров между официальным правительством страны и «Талибана». Если же часть лидеров талибов решит пойти на встречу Кабулу и несколько смягчить свои фундаменталистские взгляды, то это послужит спусковым крючком для конфликта внутри движения между умеренными и радикалами, что негативно отразится на общем влиянии движения «Талибан» внутри Афганистана.

О будущем официального Кабула в текущей ситуации можно сказать, что оно становится довольно неопределённым, хотя официальные власти, конечно, хотели бы заключить мир с талибами, но только на своих условиях, одним из которых является согласие «Талибана» на трансформацию в легальную политическую партию. Нужно отметить, что значительная часть афганской элиты и интеллигенции испытывает недоверие к «Талибану», считая, что движение ведёт двойную игру, стратегической целью которой является не нахождение формулы сосуществования с легальными политическими группами, а их вытеснение и полный захват власти в стране. В афганских СМИ циркулирует довольно много сценариев того, как талибы могут это сделать, начиная от провоцирования раскола между властью и легальной оппозицией с последующим взятием оппозиции под своё крыло и заканчивая реализацией стратегии поэтапного захвата власти в стране через достижения договорённостей с США о выводе афганской армии и полиции из целого ряда ключевых провинций и передачи управления над ними структурам «Талибана».

Учитывая подобные настроения, правительству Афганистана однозначно невыгоден сценарий полного вывода американских войск, которые являются как гарантом устойчивости нынешней власти, так и условием сохранения Вашингтоном и его союзниками интереса к финансированию афганской армии и государственного бюджета. Поэтому Кабул будет стараться убедить Белый дом оставить войска в стране. Но если вывод всё же состоится, то существует вероятность резкого снижения внимания американцев к Афганистану, что может спровоцировать талибов на решительные действия по взятию власти в стране в свои руки. В связи с этим в афганских СМИ и аналитических кругах в последнее время всё чаще начинают вспоминать о судьбе правительства президента Наджибуллы, потерпевшего поражение от моджахедов из-за прекращения внешней помощи.

Таким образом, можно констатировать, что сегодня стороны совпадают лишь в том, что убеждены в необходимости проведения переговоров. Однако чтобы переговоры принесли свои плоды в виде достижения американо-талибского мирного соглашения к ноябрю 2020 года и запуска внутриафганского переговорного процесса, США, «Талибану» и Кабулу необходимо будет найти такую взаимовыгодную формулу, которая, прежде всего, снизила бы недоверие сторон друг к другу и решила бы проблему несовпадения стратегических интересов сторон. Это, безусловно, сложнейшая дилемма, и процесс поиска её решения, скорее всего, станет одним из ключевых вопросов афганской политики в следующем году.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх