Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

COVID-19 не должен стать болезнью бедняков. Взгляд из Центральной Америки

COVID-19 не должен стать болезнью бедняков. Взгляд из Центральной Америки

Наблюдая, как страны по-разному боролись и продолжают бороться с пандемией и какие социально-экономические последствия это имеет для их населения, важно не забывать о гуманитарной стороне дела. В частности, о том, как пандемия сказывается на людях, находящихся в наиболее уязвимом положении, и о том, что нужно сделать, чтобы COVID-19 не превратился в ещё одну болезнь бедняков, пишет Жорди Райк Курко, глава Региональной делегации Международного комитета Красного Креста в Мексике.

Мексика и Центральная Америка могут послужить хорошей иллюстрацией нынешних проблем и того, какие вызовы ожидают нас в будущем. И я хотел бы поделиться нашим опытом работы в условиях пандемии в Мексике и тех странах Центральной Америки, где представлен Международный комитет Красного Креста (МККК). По данным на начало августа, в Мексике официально было зарегистрировано 400 000 заразившихся COVID-19, погибло более 44 000 человек. По разным источникам, по уровню смертности Мексика вышла на 4 или 5 место в мире.

На первых этапах пандемии страны региона последовали примеру Европы, которая ввела строгие ограничения на передвижение людей и суровые карантинные меры. Мексика и государства Центральной Америки одновременно с Испанией, Италией и Францией наложили одинаковые ограничения на работу транспорта, предпринимательскую деятельность и многие стороны жизни населения в целом.

Разница заключалась в том, что в то время в Европе число заболевших уже шло на тысячи и были зарегистрированы сотни смертельных исходов, а в нашей части мира было меньше сотни заразившихся, и ещё никто не погиб. С одной стороны, начало было хорошим в том смысле, что, наверное, удалось предотвратить тысячи смертей и снизить количество прибывающих в регион заражённых людей. Однако в результате самоизоляция в европейских странах продолжалась 3–3,5 месяца, а здесь ещё не было пройдено пика пандемии – и в итоге сроки самоизоляции для предприятий и населения растянутся минимум на 6–7 месяцев.

Сложившаяся ситуация повлекла за собой множество последствий, которые наблюдаются и в других странах. Прежде всего, это, конечно, экономические проблемы, больно ударившие по региону. Во-первых, потому что самоизоляция будет продолжаться много месяцев. Во-вторых, и это самое главное, 60–70% населения Мексики и стран Центральной Америки живут за счёт неформальной экономики. Пытаясь прокормить свои семьи, эти люди должны каждый день выходить из дома, чтобы продать свой товар или найти подённую работу. Говоря об этих процентах, нельзя забывать, что Мексика – большая страна с большим населением, поэтому речь идёт об около 80 миллионов человек, которым необходимо покидать свой дом и зарабатывать на хлеб насущный. Очевидно, никто из них не сможет выжить три, четыре или пять месяцев в условиях самоизоляции.

Экономический кризис углубляется, и, соответственно, власти в регионе, от которых требуют возобновления экономической деятельности, подвергаются всё большему давлению. Постепенно они отменяют ограничения, но происходит это на пике роста числа заболевших или, скорее, когда уровень заболеваемости находится на высоком «плато». Складывается впечатление, что страны региона будут находится на этом «плато» ещё долго. Этим мы отличаемся от Европы, которая стала смягчать ограничения лишь после прохождения пика.


Система здравоохранения в регионе также подвергается серьёзному испытанию. В странах Центральной Америки объём предоставляемых медицинских услуг ограничен, не хватает соответствующих технологий, оборудования и персонала.

Ещё один итог – рост уровня насилия. В Мексике он особенно высок: ежегодно происходит 36000 убийств или по 100 убийств ежедневно, что превратило её в одну из самых опасных стран мира. Рост насилия ощущается повсеместно. Здесь его основной источник – негосударственные вооружённые группировки, занятые торговлей наркотиками и людьми или вымогательством Сейчас у людей, за счёт которых они в основном живут и которые по большей части населяют отдалённые и бедные районы, нет денег, чтобы им платить. Также упали незаконные доходы от вымогательства средств у мигрантов за помощь в пересечении границы из-за сокращения масштабов миграции, и поэтому вооружённые группировки сейчас воюют друг с другом за контроль над территорией и людьми.

В совокупности эти последствия, то есть экономические проблемы, насилие, давление на различные социальные службы, растущее недовольство населения мерами самоизоляции и тем, как ведётся борьба с пандемией, стали предпосылками как экономического, так и политического кризисов.

Многие склонны забывать, что жизнь продолжается несмотря на пандемию: по-прежнему случаются стихийные бедствия, страны региона переживают ежегодный сезон ураганов и наводнений, страдают от серьёзных землетрясений. Стихийные бедствия порождают свойственные им экономические, социальные и гуманитарные проблемы, люди всё так же страдают и умирают – и из-за них, и по другим причинам, и ясно, что их нужно решать.

Как и в других регионах мира, МККК адаптировал свою работу, стараясь минимизировать и сдерживать последствия пандемии для местных жителей, относящихся к наиболее уязвимым группам населения. Мы взаимодействуем с органами власти, государственными учреждениями и общественными организациями, помогая предотвращать распространение болезни, лечить заболевших, обеспечивать необходимый карантин и работать с останками умерших. Эта ещё одна тема, о которой редко говорят. Зачем мы помогаем соответствующим государственным структурам работать с останками? Причина в том, что останки многих людей остаются невостребованными (в моргах одной только Мексики находится более 26 000 неопознанных тел), а впоследствии эти люди будут причислены к пропавшим без вести. Сейчас в Мексике предположительно 70 000 человек числятся пропавшими без вести, и это порождает огромные проблемы. МККК помогает работать с останками, чтобы скончавшихся не причислили к пропавшим без вести и можно было установить их личность.

Мы также проводим кампании против стигматизации заболевших людей и медицинских работников. В некоторых сообществах и странах, переболевших COVID-19, людей подвергают социальной обструкции, а во многих местах потенциально опасными считаются медицинские работники. На них совершают нападения, их почти полностью исключают из местного сообщества.

Тюрьмы – ещё один обширный фронт нашей работы. Многие тюрьмы Мексики и стран Центральной Америки переполнены, что делает соблюдение социальной дистанции практически невозможным, несмотря на риск заражения COVID-19. В тюрьмах не работают должным образом социальные и медицинские службы, и ситуация там зачастую действительно катастрофическая. Мы также работаем с мигрантами, в том числе в местах их коллективного размещения, с вынужденно перемещёнными лицами, с родственниками пропавших без вести.

Сейчас мы все озабочены тем, что происходит в 2020 году, но давайте перенесём взгляд на 2021 год, потому что у МККК, с гуманитарной точки зрения, вызывают такие же опасения и будущие последствия COVID-19. Не хочу выглядеть пессимистом, но поделюсь тем, как гуманитарные организации, включая МККК, видят перспективы воздействия пандемии на наиболее уязвимые группы людей и население в целом.

Одной из черт данной пандемии стало то, всё человечество оказалось в уязвимом положении: у нас у всех вызывает тревогу судьба родных, детей, возможность сохранить работу, наше будущее. Однако положение людей, ещё до пандемии принадлежавших к уязвимым группам населения, ухудшилось многократно, и именно они находятся в зоне особого внимания МККК.

Несмотря на нынешний оптимизм в ожидании появления более эффективного лечения или вакцины в 2020 году, главная опасность заключается в том, что вакцина может превратить COVID-19 в очередную болезнь бедняков. Подобное происходит и сейчас: у одних есть возможность легко и без особых затрат вылечиться от многих заболеваний, но одновременно те же самые заболевания продолжают ежедневно уносить сотни тысяч жизней бедных и беззащитных людей в мире. С появлением вакцины миллионы людей пройдут иммунизацию, потому что смогут её себе позволить и по разным причинам получат к ней доступ. Но миллионы людей из уязвимых групп, бедняков или тех, кто лишён доступа к медицинским услугам, так и будут страдать и умирать от COVID-19.

 

Мы видим не только рост уровня бедности и неравенства, порождённый глобальным экономическим кризисом, но и то, что эта болезнь распространяется из городов в сельскую местность, где нет больниц, а возможности служб здравоохранения, если они всё-таки там работают, ограничены базовыми услугами. По этим причинам в 2021 году мы ожидаем роста числа людей, которые будут вынуждены переехать из сельской местности в города, лишившись средств к существованию. Мы также ожидаем роста на межконтинентальном и межрегиональном уровне миграционных потоков людей из Центральной Америки и других частей мира, которые попытаются через Мексику попасть в США. Рост числа мигрантов будет происходить в условиях ужесточения ограничений на пересечение границ, потому что большинство государств, включая Мексику и США, стараются защитить свои границы и экономику на фоне роста внутренней безработицы. Мы также ожидаем дальнейшего подъёма уровня насилия со стороны негосударственных вооружённых группировок, что приведёт к росту числа заключённых в уже и так переполненных тюрьмах.

И в заключение давайте взглянем на будущее международного сотрудничества с гуманитарной точки зрения, учитывая, что гуманитарные организации зависят от международной поддержки и финансовой помощи государств, различных организаций и частных лиц.

Несмотря на то, что сейчас мы, конечно, наблюдаем некое международное сотрудничество, обусловленное пониманием, что вирус не признаёт границ, в предстоящие годы подобная солидарность будет постепенно сходить на нет, потому что государства будут всё больше внимания уделять внутренним социально-экономическим проблемам.

В некоторых случаях международное сотрудничеств сыграло и продолжает играть важную роль, например, в усилиях по ликвидации оспы или продолжающихся попытках справиться с корью. Но для этого требуются тесное взаимодействие, координация и огромные деньги. Боюсь, что в будущем такое развитие событий менее вероятно.

Именно поэтому так важно, чтобы все мы как единое человечество и общество были способны смотреть вперёд. Иногда у меня возникает чувство, что мы боремся с этой пандемией так, как будто бы она первая и последняя в нашей истории. Пандемии случались и раньше. Будет и COVID-20, и COVID-21... Но сегодня мы как общество должны прилежно изучить уроки COVID-19 и построить мир, где мы будем лучше заботиться друг о друге и лучше готовиться к следующей пандемии.


Глобальный ответ на пандемию





 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх