Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Роботы в действии: как пандемия влияет на будущее вооружённых сил

Роботы в действии: как пандемия влияет на будущее вооружённых сил

Конфликты – внутригосударственные, трансграничные и даже потенциально межгосударственные – вряд ли прекратятся даже в разгар самой тяжёлой пандемии. У них нет кнопки «пауза по медицинским причинам». И это обеспечивает постоянную потребность в новом и улучшенном оружии, которое в состоянии расширить существующие человеческие возможности. Именно здесь на сцену выходит военная робототехника, поскольку всё больше стран создают новые, более совершенные машины для достижения своих целей. О роботах в действии пишет Сэмюэл Бендетт, научный сотрудник CNA Corporation.

За последнее десятилетие мир стал свидетелем быстрого развития и внедрения беспилотных систем практически во все формы конфликтов и обеспечения безопасности и применения силы. То, что вначале было монополией горстки государств, теперь превратилось в развивающуюся отрасль с участием национальных оборонных предприятий, регулярных армий, служб безопасности, правоохранительных органов, а также всех видов негосударственных военизированных формирований. До глобальной пандемии COVID-19 многие правительства и генеральные штабы, а также предприятия оборонной промышленности планировали разрабатывать, испытывать и эксплуатировать беспилотные воздушные, наземные и морские технологии для обороны, разведки, мониторинга и проведения наступательных операций.

Особо следует отметить определение – на данный момент термин «беспилотный» относится скорее к «дистанционно пилотируемому», поскольку такие системы в любом случае контролирует оператор-человек. Несмотря на некоторые признаки расширения автономии беспилотных вооружений, роль человека, как ожидается, вряд ли уменьшится в ближайшее время, особенно в том, что касается технического обслуживания и эксплуатации «военной робототехники».

Продолжающаяся пандемия COVID-19 затронула население мира, и особенно его отношения с технологиями, самым глубоким образом. В то время как некоторые технологии больше не рассматриваются как основополагающие для повседневной жизни, другие приобрели глобальную значимость. Дистанционная телеконференция стала новой нормой, затрагивающей практически каждое общество и все виды деятельности. В некотором смысле телеконференция служит для участников способом сбора информации, непосредственно связанной с их работой, и координации действий между различными группами и подразделениями в организации. Это как раз одна из главных причин того, что сегодня вооружённые силы развёртывают беспилотные системы, особенно беспилотные летательные аппараты (БПЛА).

Другая причина использования таких дистанционно пилотируемых // беспилотных систем заключается в том, что они могут отправиться туда, куда не могут регулярные войска, и часто используются для защиты солдат в бою. Многие беспилотные системы, используемые в настоящее время, являются дешёвыми усилителями – они предлагают расширенные возможности за значительно меньшую цену по сравнению с пилотируемыми аналогами, такими как самолёты и вертолёты. С введением ограничений для защиты человеческих жизней от COVID-19 использование «замещающих» технологий стало как никогда важным. Для военных это означает активизацию применения этой новой технологии взамен человеческих ресурсов.


Более того, как российское военное руководство осознало на основании сирийского опыта, такие системы уже сейчас играют ключевую роль в сражениях. Военные действия без них немыслимы. На протяжении долгих лет многие вооружённые силы оттачивали использование такой технологии для лучшего понимания ситуации, поскольку их командные структуры ощущали потребность в точной, действенной информации в режиме реального времени. Использование беспилотных систем повышает эффективность боевых подразделений, что является глобальной тенденцией, которая ускоряет разработку и внедрение таких систем на тактическом и оперативном уровнях. Что касается России и других стран, то, хотя пандемия, возможно, вызвала определённые ограничения в отношении оперативно-тактических концепций ведения боевых действий, методов и процедур, распространение COVID-19 в целом оказало ограниченное влияние на боевую подготовку вооружённых сил. Это означает, что докоронавирусные действия и планы по разработке, тестированию и развёртыванию беспилотных военных систем всё ещё остаются в силе и эффективны. Например, не было никаких заявлений о том, что в связи с COVID-19 военные расходы будут резко сокращены. На данный момент большинство стран и оборонных отраслей, которые производят беспилотные системы, всё ещё находятся на пути к передаче их своим военным заказчикам. Например, в апреле 2020 года американские военные испытали новый тактический беспилотник, который заменит более старый серийный агрегат. 8 мая, в разгар глобальных пандемических локдаунов, одно российское оборонно-промышленное учреждение испытало революционный глубоководный беспилотный подводный аппарат с возможной передачей этого устройства российскому министерству обороны. Другим примером «ведения дел как обычно» является сделка российской корпорации «Ростех» по производству беспилотных летательных аппаратов с наклонным ротором для работ в Арктике. Другими словами, темпы развития отрасли остаются на прежнем уровне.

Если будет ещё одна волна COVID, которая потенциально может ограничить мобильность и развёртывание вооружённых сил, необходимость в «глазах, ушах и датчиках» возрастёт. Поскольку военные беспилотные системы становятся ключевой частью структур C4ISR (командование, управление, связь, компьютерные системы, разведка, наблюдение и рекогносцировка), вооружённые силы, которые могут быть ограничены в основных операциях, начнут полагаться на технологии, способные преодолеть такое ограничение. Здесь многочисленные беспилотные системы будут наиболее полезны. Для вооружённых сил с более совершенным беспилотным оружием это означает работу далеко за горизонтом – от нескольких десятков до нескольких сотен миль. Если у пилотов самолётов, артиллеристов или военно-морских подразделений начнутся проблемы со здоровьем, беспилотные системы могут потенциально занять их место для доставки ключевой информации или нанесения удара по противнику, позволяя операторам работать из удалённых и безопасных мест.

Более того, современные военные иногда заимствуют у гражданских технологии и наработки, чтобы усовершенствовать свою деятельность. С распространением COVID-19 по всему миру участились дискуссии об использовании беспилотных систем вместо людей в различных отраслях промышленности. Например, воздушные беспилотники и беспилотные наземные транспортные средства могут использоваться для мониторинга населения, доставки продуктов и дезинфекции физических объектов. Для правоохранительных органов, служб безопасности и внутренних дел беспилотники подразумевают дешёвое и эффективное решение для контроля над населением.

Многие нации могут включить использование таких беспилотных систем в свои оперативные концепции, поскольку налицо угроза повторных пандемий. Для военных использование беспилотных систем в сфере материально-технического и тылового обеспечения стало перспективной областью развития ещё до появления COVID-19. Сегодня нет никаких оснований считать, что разработка, испытание и использование таких технологий замедлятся, поскольку использование робототехники защищает человеческие жизни на поле боя и освобождает человеческие ресурсы для других миссий.

В Соединённых Штатах, лидирующих в области исследований, разработок, испытаний и оценки беспилотных военных технологий, давление на бюджет после COVID может потребовать от правительства поиска более экономичных средств для осуществления деятельности в области национальной безопасности, так как кризис заставил власти потратить триллионы, чтобы смягчить его финансовые последствия и защитить экономику. Для Вашингтона участие в глобальной конкуренции во время пандемии требует сохранения сдерживания, и оно может быть достигнуто экономически с помощью косвенных и асимметричных военных средств. Такие требования не являются уникальными только для США и вызывают необходимость в более дешёвых технологических решениях, которые потенциально могут достичь тех же результатов, что и при использовании более дорогих альтернативных платформ. Например, современные боевые беспилотники медленно догоняют по возможностям пилотируемые самолёты и используются во всём мире вместо пилотируемой авиации или в качестве дополнительных боевых единиц.

Сегодняшние беспилотные // дистанционно управляемые военные системы постепенно усложняются и начинают выполнять самостоятельные задачи как в невоенных, так и в реальных боевых условиях.

Продолжающиеся и будущие пандемии вряд ли переломят эту тенденцию. Самое главное, что конфликты – внутригосударственные, трансграничные и даже потенциально межгосударственные – вряд ли прекратятся даже в разгар самой тяжёлой пандемии. У этих конфликтов нет кнопки «пауза по медицинским причинам», что, в свою очередь, обеспечивает постоянную потребность в новом и улучшенном оружии, которое в состоянии расширить существующие человеческие возможности. Именно здесь на сцену выходит военная робототехника, поскольку всё больше стран и вооружённых сил используют и создают, опираясь на имеющийся опыт, новые, более совершенные машины для достижения своих целей.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх