Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Геополитика вакцин: пандемия и неравенство

Геополитика вакцин: пандемия и неравенство

Вакцинный вакуум, созданный западными державами и крупными фармацевтическими корпорациями, заполняется растущим присутствием и влиянием России, Китая и даже Индии, которая сама тяжело страдает от пандемии. Это свидетельствует о растущем весе Евразии в процессе смещения мирового влияния и политической значимости с Запада на Восток, пишет Андрес Сербин, исполнительный директор Регионального координационного центра экономических и социальных исследований (CRIES), сопредседатель Отдела Азии и Америки Ассоциации латиноамериканских исследований (LASA).

Пандемия COVID-19, вероятно, нанесла человечеству самый большой экономический, политический и социальный ущерб со времён Второй мировой войны. Это ускорит и углубит некоторые из ранее существовавших негативных процессов и тенденций и поставит нас перед новыми вызовами и сценариями на глобальном уровне, масштабы которых мы едва ли можем себе представить.

Пожалуй, первой и наиболее очевидной жертвой пандемии на этом уровне стало международное сотрудничество и его способность обеспечивать глобальные общественные блага. Особенно, когда речь идёт о мире, где царит неравенство между жителями планеты и между народами. Пандемия породила глобальный кризис общественного здравоохранения, который потрясает нашу жизнь, демонстрируя не только нашу огромную уязвимость, но и недостатки системы, которые затрагивают как людей, так и страны.

Латинская Америка и Карибский бассейн – это развивающийся регион, наиболее пострадавший от пандемии. Там проживает 8,4 процента населения мира, но на него приходится 30 процентов смертей от COVID-19. Регион переживает самое сильное сокращение ВВП за 120 лет. В 2020 году падение составило 7,7 процента, пандемия привела к закрытию 2,7 миллиона компаний (то есть 19 процентов всех латиноамериканских компаний) и резкому сокращению рабочих мест. Безработица в основном затрагивает молодых людей и женщин и приводит к резкому падению торговли, иностранных инвестиций и денежных переводов. Регион имеет наибольшую задолженность в развивающемся мире (79 процентов ВВП) и самый высокий уровень обслуживания внешнего долга по отношению к экспорту товаров и услуг (57 процентов).

Ухудшение состояния экономики латиноамериканских стран усилило неравенство и бедность. Если в предыдущие годы региону удалось снизить уровень бедности с 45,2 процента населения в 2001 году до 30,3 процента в 2019 году, то под воздействием пандемии количество бедных увеличится на 28,7 миллиона человек, достигнув показателя 214,4 миллиона. Согласно отчёту ЭКЛАК (Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна) за 2020 год, количество бедных превысит 33 процента от общей численности населения. В целом, как указывается в том же отчёте, воздействие пандемии в регионе было весьма жестоким и обострило структурные проблемы и неравенство. Особенно пострадали наиболее уязвимые слои общества.

Исполнительный секретарь ЭКЛАК Алисия Барсена Ибарра считает, что устойчивое восстановление требует равного доступа к вакцинам, большей ликвидности ресурсов и реформ в международной финансовой архитектуре.

Однако мир в целом сталкивается с неравным воздействием пандемии, что вдобавок усугубляется социальным неравенством. Такая ситуация требует глубокого понимания не только структурных причин, приведших к неравному воздействию на разные общества, но и разнообразных последствий переходного периода, в который вступила сейчас международная система.

Неравенство, которое характеризует Латинскую Америку при всей неоднородности и разнообразии этого региона и способствует распространению пандемии из-за нехватки медицинских средств и вакцин, не исключительная особенность региона. Неравенство между странами во всём мире в доступе к вакцинам характеризует текущую глобальную динамику, особенно между самыми богатыми странами и развивающимися странами. Вакцинный национализм возникает в наиболее могущественных странах, которые запасают вакцины и медицинские принадлежности сверх своих потребностей, что усугубляет нехватку вакцин среди маргинализированных стран и разрыв между развитым миром и развивающимися странами. По данным People's Vaccine Alliance, международной коалиции гуманитарных организаций и организаций здравоохранения, в богатых странах проживает 14 процентов населения мира, но они закупили более половины всех доз вакцин, доступных для приобретения.

Как отмечалось в недавней статье в Washington Post, за апрель 2021 года Индия поставила печальный мировой рекорд по количеству ежедневных заражений коронавирусом: только 1,4 процента её населения вакцинировано, а больницы перегружены и не хватает кислорода, в то время как в Соединённых Штатах каждый четвёртый американец уже получил полную вакцинацию и более 40 процентов получили хотя бы первую дозу. Одна из крупных больниц в Майами объявила, что снизит уровень вакцинации, потому что спрос падает и у них избыток вакцин на складе. Отсутствие справедливости становится всё более очевидным, когда поток богатых людей летит из Колумбии, Бразилии, Аргентины и других стран в Майами для вакцинации.

В этих рамках, учитывая нехватку вакцин в Латинской Америке из-за недостаточного производства и накопления, вырисовывается «геополитика вакцин». В регионе, разорённом неравенством и нехваткой ресурсов здравоохранения, «вакцинная дипломатия» внешних держав помогает развивать «мягкую силу», в то время как более богатые страны уделяют особое внимание вакцинации собственных граждан и производству вакцин, а также защите права интеллектуальной собственности крупных фармацевтических корпораций, что делает вакцины дорогими и менее доступными для стран глобального Юга.

Попытки Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) продвигать фонд вакцин COVAX для менее развитых стран сталкиваются с концентрацией вакцин в развитых странах в контексте глобального дефицита и ограниченной доступности. Две страны – участницы БРИКС – Индия и Южная Африка – обратились в ВОЗ с просьбой о временной приостановке прав интеллектуальной собственности, связанных с вакцинами для COVID-19. При этом вакуум, созданный западными державами и некоторыми крупными фармацевтическими корпорациями, заполняется растущим присутствием и влиянием России, Китая и даже Индии, которая сама тяжело страдает от пандемии. Это свидетельствует о растущем весе Евразии в процессе смещения мирового влияния и политической значимости с Запада на Восток.

Россия первой объявила о производстве «Спутника V» в августе 2020 года и вскоре после этого начала успешную кампанию по поставкам этой вакцины не только в страны Южной Америки, но и в Центральную Америку, даже до того как вакцина получила международную сертификацию. Китай последовал примеру России, предоставив вакцины Sinopharma и Sinovac странам Южной Америки.

Распространение этих вакцин расширило влияние России и Китая в регионе и положительно повлияло на местное общественное мнение.

Как ни парадоксально, Аргентина, имеющая давнюю развитую фармацевтическую инфраструктуру, разрешила тестировать на своей территории вакцины AstraZeneca и Pfizer, не получив ожидаемого количества вакцин взамен. Недавно на местном заводе удалось запустить производство «Спутник V», первые поставки ожидаются ближе к концу года. Куба, со своей стороны, используя собственные мощности, начала самостоятельно разрабатывать три вакцины, а Бразилия продвигает государственную инициативу по разработке местной вакцины для удовлетворения потребностей большого населения страны, одновременно вводя ограничения на использование «Спутник V», вероятно, связанные больше с политическими причинами, чем с соображениями здравоохранения. Однако эти инициативы не изменят в краткосрочной перспективе глобального дисбаланса в поставках вакцин и связанной с ним дипломатической конкуренции.

Соединённые Штаты как гегемонистская держава считают, что Россия и Китай представляют угрозу их превосходству. Новым сейчас является то, что эта угроза достигла Западного полушария. Президентство Джо Байдена, несомненно, принесёт в среднесрочной перспективе новый подход в отношении Латинской Америки и Карибского бассейна, отличный от подхода Дональда Трампа и его республиканских чиновников. Высокопоставленные официальные лица США, посещающие регион, открыто выражают озабоченность российским и китайским присутствием, причём в тоне холодной войны. Пандемия добавила им новый повод для беспокойства, который они определяют как «дипломатию здравоохранения», проводимую Россией, Китаем и Кубой. Крейг Фаллер, глава Южного командования США, несколько запоздало заявил, что по гуманитарным и стратегическим причинам США должны взять на себя лидерство в вакцинации Южной Америки, потому что Россия и Китай стремятся ослабить влияние Вашингтона, отправляя туда вакцины и медикаменты.

Как бы то ни было, на данный момент победу в геополитической битве за вакцины и другие медицинские ресурсы в Латинской Америке, похоже, одерживают евразийские державы.

Тем не менее неравенство сохраняется – как в латиноамериканских странах, так и в рамках международной системы. Перефразируя Карла фон Клаузевица, глобальное общественное здравоохранение, похоже, становится продолжением политики другими средствами. Как отмечал один аналитик, вакцинная война является не только показателем неравенства, но и примером «нездорового» поведения государств.


 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх