Клуб «Валдай»

87 подписчиков

Насколько устойчивы США?

Насколько устойчивы США?

20 января Джозеф Байден принял присягу и стал 46-м президентом США. Свою победу на президентских выборах демократы воспринимают как безоговорочную и надёжную. При этом с ней не согласна почти половина избирателей. Попытка реализовать максималистскую программу демократов создаёт риск сжатия пружины и возвратного движения маятника на следующем политическом цикле. Возможно, с новым захватом Конгресса, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

На поверхности есть масса вопросов, ответы на которые могли бы притушить остроту кризиса. Как объяснить Г-образные иррегулярности в подсчёте голосов? Почему в США в выборах «участвуют» давно умершие граждане? Почему погромы с пожарами и грабежами под лозунгом Black Lives Matter социально одобряемы, а протесты в столице – нет? Почему, после всего произошедшего, восемь сенаторов и 139 членов Палаты представителей проголосовали против утверждения Джозефа Байдена президентом? Однако в американской аналитике пока нет адекватного анализа народных волнений в Вашингтоне 6 января – только ожесточённая межпартийная борьба.

Что происходящее значит с точки зрения устойчивости американской политической системы, которая со своими образцовыми правилами, нормами и институтами с трудом победила несистемного аутсайдера?

Дональд Трамп – крайне специфический американский президент. Если подходить к оценке его деятельности на высоком посту по методу американского исследователя Фреда Гринстайна, то мы увидим, что сильной стороной Трампа будут массовые коммуникации, специфический стиль мышления и основанное на нём политическое видение, которое увлекает людей. Это позволяет Трампу создавать волну поддержки, получать краткосрочный эффект, вовлекать людей, выражать их эмоции.

Слабыми сторонами Трампа, по Гринстайну, можно назвать отсутствие эмоционального интеллекта, умения находить консенсус с оппонентами и – главное – организационного навыка. Особенность Дональда Трампа как руководителя в том, что он не умеет создавать системы. В своём роде он «антиэйзенхауэр», противоположность президента, который принёс в Белый дом по-военному чёткую организацию и запустил полноформатную работу Совета по национальной безопасности.

И тем не менее Трамп, этот не структурный, импульсивный человек, который живёт своим эго и личным брендом, ходит по краю закона, стихийно принимает решения, – этот человек почти победил американскую политическую систему.

Нужно понимать, что для США характерна высокая внутренняя динамика политической системы. Это значит, что базовым процессом для системы является острый конфликт. После холодной войны межпартийный конфликт ещё больше усугубился – начиная с противостояния Билла Клинтона и лидера республиканцев в Конгрессе Ньюта Гингрича, который занимался саботажем политики Белого дома. Это стало возможно, поскольку США испытывали меньше внешних ограничений – вроде противостояния с СССР, – которые побуждают мобилизоваться на достижение национальных целей.


Можно сказать, что современные американские элиты избалованы сытостью, расслаблены отсутствием внешних угроз, поглощены внутренней борьбой. Элиты и общество не готовы ни к какой мобилизации; их не объединяют общие цели. Уровень дивергенции во взглядах на национальные приоритеты – наивысший за сто лет. Элиты в своей борьбе постоянно тестируют на прочность политическую систему в США, видимо полагая, что её ресурс безграничен.

В США, действительно, высокая устойчивость, но, прежде всего, из-за географической удалённости от источников угроз и отсутствия поблизости иного центра тяготения, который бы усиливал центробежные тенденции.

В экономической плоскости кризис 6 января последствий иметь не будет. Даже фондовый рынок слабо отреагировал на беспорядки. Основные индексы преимущественно выросли. Надо помнить, что американская экономика в большей степени глобальна и сильно рассинхронизирована с американской политикой. Инвесторов больше волнуют эффекты пандемии, скорость вакцинации и долгосрочные приоритеты администрации Байдена в экологии, финансах и энергетике. Шансы на реализацию его планов выше после победы кандидатов от демократов на довыборах в Сенат в Джорджии.

Политических последствий кризиса 6 января будет больше.

Трамп – антисистемный человек, который пришёл на волне импульсивного голосования недовольных. Вероятно, у него бы получилось лучше, если бы он не был настолько эгоцентричен, умел строить долгосрочные отношения и параллельные существующим политические системы. Этого сделано не было. Поэтому условия для коренного слома политической системы в США не готовы.

Тем не менее захват здания Капитолия в прямом эфире на весь мир – это значимый образ сопротивления системе, который будет долго востребован различными группами Республиканской партии. Импичмент Трампу не грозит – у демократов нет необходимого большинства в Сенате. Однако Трампа будут ждать расследования после окончания президентского срока. Трамп использует их себе на пользу, чтобы укрепить свою популярность, – он будет чувствовать себя менее скованным вне офиса, чем будучи президентом.

Генри Киссинджер пророчески говорил о том, что каждая страна – это эксперимент. Отсутствие глубоких осмысленных публикаций в американской прессе или аналитических изданиях является тревожным знаком. Это говорит об одном из двух: либо кризис поверхностный и не окажет глубокого влияния, либо американские элиты не способны правильно поставить диагноз собственной ситуации.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх