Клуб «Валдай»

80 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Зелёная энергия и восстановление экономики после пандемии

Зелёная энергия и восстановление экономики после пандемии

Пандемия предоставляет нам шанс укрепить сотрудничество и разработать всеобъемлющее решение энергетической и климатической проблем. Условиями быстрого и энергичного восстановления экономики, позволяющего рассчитывать на более устойчивое и безопасное будущее, являются укрепление солидарности и творческого мышления во всех странах, секторах экономики и отраслях знания, пишет Кристоф Ван Агт, аналитик энергетических рынков Международного энергетического форума.

«Новая» норма

В мировой экономике, и без того хрупкой, бушует коронавирус COVID-19. Грандиозные надежды на её восстановление лишь маскируют тот факт, что простор для манёвра крайне ограничен. Финансовый баланс и общественное доверие, утраченные в ходе предыдущих кризисов, ещё нужно восстановить. Отсутствует норма, от которой можно было бы оттолкнуться. Нет нормы, к которой можно было бы вернуться, отчего только усиливается чувство незащищённости. Как следствие, ещё более контрастно высвечиваются глобальные проблемы вроде усугубляющегося социального расслоения или изменения климата. Кризис не породил новых тенденций, а лишь ускорил развитие существующих.

При виде такой динамики возникают два вопроса. Во-первых, поможет ли подъём экономики преодолеть расколы и разрядить напряжённость в мире благодаря укреплению международной солидарности и росту сотрудничества?

И, во-вторых, сможет ли мир ускоренными темпами обеспечить всеобщий доступ к энергоносителям и не влияющий на климат рост, как это предусмотрено Целями ООН в области устойчивого развития, Парижским соглашением, а также стратегиями «зелёного роста» и полного прекращения выбросов в атмосферу? Ответ на второй вопрос почти полностью зависит от того, как будет решён первый.

 Предварительные оценки

За время пандемии умерло полмиллиона человек. Рабочие часы во всём мире сократились более, чем на 10 процентов, что равняется потере 305 миллионов полноценных рабочих мест. Падение доходов превосходит урон, нанесённый любой из предыдущих рецессий за последние сто лет, исключая потери военного времени. В мире, где 1,3 миллиарда человек не имеют доступа к современным энергоуслугам, 2,5 миллиарда не имеют возможности пить чистую воду, 800 миллионов живут в крайней нищете, а один из каждых девяти голодает, неизбежно должны обостриться поколенческие, гендерные, имущественные и прочие разногласия. Более всего затронут кризисом теневой сектор экономики. Молодые неквалифицированные работники рискуют остаться без работы на продолжительное время, а число голодающих к концу этого года может достичь 265 миллионов, по данным ООН.

Но пандемия COVID-19 принесла с собой не только смерти и потерю средств к существованию. Её разрушительные последствия превосходят всё, что десятилетие назад успел натворить мировой финансовый кризис. Темпы роста мировой экономики в 2020 году снизятся до -4,9 процентов. С таким прогнозом выступил МВФ, который ещё в январе этого года предсказывал рост в 3,3 процента, но с тех пор уже второй раз сильно снижает прогноз. Более того, волатильность рынка серьёзно превосходит прошлые эпизоды, что характеризует степень расстройства экономики. Рыночные игроки продолжают сдавать позицию за позицией, кратковременные всплески активности говорят лишь о том, что до полного выздоровления ещё очень далеко. Ключевую роль продолжают играть центральные банки и финансовые рынки, деятельность которых на время необычайного замедления экономики заключается в поддержании ликвидности и перераспределении рисков.

По мере углубления кризиса и поступления новых данных растёт необходимость в быстрых и решительных действиях со стороны государств и крупных рыночных игроков по восстановлению рыночного баланса и подготовке мощного и продолжительного подъёма мировой экономики в интересах всех сторон. Для устранения последствий кризиса и поддержания заинтересованности в зрелой и растущей экономике необходимо укрепить солидарность и взаимодействие, особенно ввиду того, что медленное восстановление будет иметь долгосрочные последствия, которые, вместо того, чтобы покончить с неравенством и напряжённостью во всём мире, только усугубят разногласия.

Растущая неопределённость оказывает разрушительное воздействие на уверенность в успехе и самосознание тех, кому предстоит мобилизовать инвестиции и заняться расширением торговли ради обеспечения устойчивого подъёма экономики. Ведь только в энергетическом секторе, согласно текущим оценкам, которые непрерывно меняются, потери составляют около 400 миллиардов долларов США. Большая часть потерь приходится на долю углеводородных рынков, но пострадала вся энергетика и для её восстановления потребуется время. Государственная поддержка и выигрыш от снижения издержек при использовании солнечных и ветряных технологий могут способствовать росту производства экологически чистой энергии. Выработка энергии на основе возобновляемых источников будет расширяться, однако вряд ли экономический эффект от их эксплуатации оправдает те ожидания, которые с ними связывались в более ранний период. В последние два года капиталовложения во все технологии с нулевыми выбросами и в импульсную энергетику стабилизировались на уровне 360 и 260 миллионов долларов США соответственно. Наращиванию установленной генерирующей мощности будет способствовать резкое сокращение издержек на технологии использования солнечной и ветровой энергии в сочетании со стратегиями зелёного роста. Однако, чтобы повысить связность систем и стабилизировать рынок, потребуется увеличить инвестиции в инфраструктуру и умные сети. Объём капиталовложений в углеводородную и атомную энергетику значительно сократился ещё до пандемии. Именно здесь нам предстоит сообща проделать наиболее трудную часть работы по созданию условий для безопасного осуществления поставок и обеспечению устойчивого восстановления экономики.

Источники энергии, не выделяющие парниковых газов, включая крупные гидроэлектростанции и атомные электростанции, обеспечивают значительную часть мирового потребления первичной энергии. За прошедшие десятилетия их вклад в удовлетворение мирового спроса резко возрос, достигнув примерно 20 процентов. Ожидается, что к 2040 году он составит около 40 процентов. Однако так будет, если осуществятся крупномасштабные преобразования, прописанные в «Сценарии устойчивого развития», который был опубликован Международным энергетическим агентством (МЭА) в ноябре 2019 года, незадолго до начала пандемии коронавируса. Между тем инвестиции в возобновляемые источники энергии в объёме 50 миллиардов долларов были отложены из-за карантинных ограничений и проблем с цепочками поставок. В оживающих государственном и частном секторах экономики разворачивается острая конкурентная борьба за свободные средства, и если не будут предприняты более энергичные и целенаправленные усилия, то объём инвестиций так и не достигнет прежних рекордных уровней.


Глубокое, но временное падение спроса на энергоносители даёт нам, однако, общее представление о том, каким будет мир в эпоху устойчивого развития. В апреле выбросы углекислого газа в атмосферу в нескольких крупных городах сократились на 17 процентов, а серы и оксидов азота – на 30–50 процентов, благодаря чему значительно улучшились качество воздуха и условия жизни. Но социально-экономическая цена такого устойчивого развития запредельно высока и, само собой, неприемлема. В сущности, кризис показал, какая это нелёгкая задача – сокращать выбросы в атмосферу даже тогда, когда мир временно замирает в чрезвычайных обстоятельствах всемирной пандемии.

Нам нужно всем вместе задуматься, как восстановить равновесие в мире и достигнуть устойчивого роста на пути к экономическому выздоровлению. Ключевую роль в этих усилиях должны играть развитие диалога, фокусирующегося на технологических решениях и системной интеграции, а не только на источниках энергии, а также повышение транспарентности в области качества топлива, углеродоёмкости и выбросов. Особенно важны три следующих факта:

1.      Мы не сомневаемся, что в мире, в конце концов, возобновится здоровый рост. В краткосрочных прогнозах состояния рынка, представленных МЭА и ОПЕК, предусматривается относительно быстрый возврат к докризисному уровню спроса в районе 97 миллионов баррелей уже в 2021 году, а долгосрочные тенденции спроса остаются в целом неизменными.

2.      В то же время необходимо удерживать глобальное потепление в приемлемых рамках (1,5–2 градуса по шкале Цельсия) и обеспечивать здоровые и желаемые условия жизни в быстро урбанизирующемся мире. А для этого нужно контролировать выбросы парниковых газов и других загрязняющих веществ, в том числе метана.

3.      Хотя темпы спроса на углеводороды в ближайшее десятилетие могут снизиться, структурное снижение спроса произойдёт вряд ли. Это связано с расширением экономики, вызванным тем же ростом населения, который порождает социальный запрос на новаторские и справедливые энергетические решения.

Единственный способ примирить эти три тенденции – это признать, что устойчивое развитие в форме сокращения потребления углеводородов и роста использования возобновляемых источников энергии не позволит нам достичь поставленных целей в сроки, обозначенные в Парижском соглашении и в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Повышение эффективности и устойчивости спроса и предложения на энергетическом рынке посредством регулирования, стимулирования и инноваций должно быть приоритетней по сравнению с технологическими решениями, связанными с инвестициями в «зелёное развитие».

Использование потенциала производителей и потребителей для интеграции новых и существующих технологий позволяет всем сторонам более успешно контролировать выбросы парниковых газов и загрязняющих веществ и в то же время получить доступ к современным энергетическим услугам. Сюда входят, в числе прочего, возможности, заключённые в большей эффективности использования энергоносителей и возобновляемых источников энергии, интеграции молекулярных и электронных энергетических систем в водородной экономике, а также в использовании и хранении улавливаемого углерода. Возможна и выгодная утилизация веществ, выбрасываемых в атмосферу. Они применяются для выработки химических веществ, повышения нефтеотдачи, абсорбции диоксида углерода из атмосферы посредством минерализации или прямого улавливания из воздуха.

В энергетическом секторе уже начались преобразования. Однако в разных странах они протекают по-разному в зависимости от местных экономических условий, наличия конкурентных преимуществ, политических приоритетов, деловых стратегий и предпочтений потребителей. Во избежание распыления усилий и ограничения рыночных возможностей здесь необходимо укреплять международное сотрудничество. Более предсказуемая среда для инвестиций, торговли и передачи технологий образуется на основе выработки системных решений и моделей, подсказанных новыми технологиями и инновациями и используемых в проверенных механизмах открытого рынка и управления. Это помогает снижать рыночные барьеры и расходы переходного периода в отношениях между развитыми и развивающимися экономиками. Когда траектории перехода основываются на объединении усилий всех участвующих, инвестирование и торговля приобретают масштаб и скорость, которых требует более совершенное эколого-социальное управление.

 Выводы

Пандемия предоставляет нам шанс укрепить сотрудничество и обрести новые возможности освоения рынков, ресурсов и технологий, обеспечивающих более устойчивый рост. Условиями быстрого и энергичного восстановления экономики, позволяющего рассчитывать на более устойчивое и безопасное будущее, являются укрепление солидарности и творческого мышления во всех странах, секторах экономики и отраслях знания.

Государственно-отраслевые партнёрства могут опираться на существующие сети и пользоваться ростом предложения и конкуренции, чтобы делать упор на требования к чистоте воздуха и на экологичные энергетические решения, расширяющие доступ к энергии в рамках постпандемических стратегий восстановления экономики.

Однако экономическое стимулирование не должно приводить к введению протекционистских мер или к изоляционизму в финансовой и технологической сферах. Напротив, оно должно обеспечивать ситуацию, при которой рынки по-прежнему будут хорошо регулироваться в соответствии с предсказуемыми рыночными механизмами и устоявшимися принципами климатической и энергетической политики.

В их число входит международное сотрудничество по энергетическим и климатическим аспектам стратегий восстановления экономики и использование возможностей международных энергетических компаний и энергоёмких отраслей промышленности, некоторые из которых заявили о намерении сократить выбросы в атмосферу до нуля.

Крупные участники рынка, сотрудничающие с правительствами крупнейших экономик, приложат дополнительные усилия для ускорения интеграции возобновляемых источников энергии, технологий получения газа сухой перегонки, водородных технологий и технологий на основе углекислого газа, причём по приемлемой для общества цене.

Растущие экономики и мировая газовая промышленность имеют хорошие возможности для обеспечения устойчивого восстановления экономики. Североамериканский опыт сокращения выбросов свидетельствует о том, что переход на новое топливо могут ускорить газовые технологии, обеспечивающие экономичную и безотказную интеграцию энергетических систем, от которой будет зависеть устойчивость роста.

Последствия пандемии также предполагают более широкую коллективную оценку кризисных механизмов и механизмов реагирования на чрезвычайные ситуации в более динамичной среде, содержащей новые риски. Это подразумевает оценку жизнеспособности глобальных экономических цепочек поставки и воздействия нарастающих темпов электрификации на безопасность компьютерных систем.

Наконец, что удерживает человечество на плаву в условиях ограничений, налагаемых пандемией, так это несомненный триумф цифровизации. Карантинные меры стали свидетельством того, что откат к желанной изоляции не способствует возникновению доверия, уверенности и более широкого взаимопонимания, необходимых для продвижения вперёд с нужной скоростью. Необходим слом реально существующих и воображаемых границ, а это достигается через личное общение. В конце концов, именно так образуются безопасные, устойчивые и преуспевающие общества. Личные контакты важны не менее, чем международные отношения. Оставим позади этот ужасный год. Решения, которые нужны всем нам, родятся в ходе непредвзятого исследования мира за пределами зон комфорта и офисных бункеров.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх