Клуб «Валдай»

76 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

США и Иран: доверие уже никогда не будет прежним

США и Иран: доверие уже никогда не будет прежним

Наиболее вероятным последствием действий Дональда Трампа в отношении Ирана будет то, что страны Ближнего Востока наконец определятся со своими интересами и будут взаимодействовать друг с другом на этой основе, а не через США в качестве их марионеток или врагов, считает Ричард Лахманн, профессор социологии Университета Олбани.

Решение Дональда Трампа ликвидировать иранского генерала Касема Сулеймани поставило США и Иран на грань войны. К счастью, по крайней мере, на данный момент, обе страны отступили от этой черты. Иранский ответный удар для спасения лица (при помощи со стороны Ирака) был нанесён по пустым американским базам США и обошёлся без жертв. Трамп и иранское правительство заявили, что не будут больше предпринимать никаких вооружённых действий, несмотря на то, что американские санкции в отношении Ирана сохранены, а Иран по-прежнему вооружает и консультирует своих ставленников по всему Ближнему Востоку.

Решение Трампа ликвидировать Сулеймани было в некотором смысле неожиданным, и стало результатом просчётов его военных советников. Американец, гибель которого вызвала у Трампа решение отомстить, был контрактником, а не солдатом.

Как в Афганистане, так и в Ираке США использовали больше частных контрактников, чем солдат, отчасти потому, что погибшие контрактники, даже если они граждане США, не включаются в число общих потерь.

В результате значительная часть американцев, погибших в этих войнах, становится невидимой для общественности.

Так, в войне с Ираком погибло 257 американских контрактников, которые не входили в число 4424 американских солдат, погибших на той войне. Среди погибших в Афганистане контрактников ещё больше. В ходе войны в Афганистане погибло 2372 американских военнослужащих, а также 1720 гражданских контрактников. Таким образом, удивительно, что Трамп так расстроился из-за смерти одного гражданского контрактника в Ираке и решил ответить убийством высокопоставленного иранского генерала.

Трамп попросил Пентагон предоставить список вариантов ответа на смерть контрактника. Когда Джеймс Мэттис был министром обороны, он велел чиновникам из Пентагона никогда не включать нападение на Иран ни в один из вариантов, предлагаемых Трампу. Перед тем, как стать министром, Мэттис долго находился на военной службе. Его преемник Марк Эспер также имел многолетний опыт службы в армии, работы помощником в Конгрессе и совсем недавно выполнял функции лоббиста интересов оборонных фирм. Однако этот опыт, очевидно, не дал Эсперу достаточной мудрости для общения с Трампом. Он недальновидно позволил генералам представить убийство Сулеймани как один из вариантов ответных действий, и Трамп выбрал его из числа других менее провокационных вариантов. Тот факт, что Эспер и генералы были удивлены выбором Трампа, лишь говорит о том, что они не очень хорошо понимают личность своего главнокомандующего и ещё не осознали всю глубину невежества Трампа в его представлениях о внешнем мире и отсутствие у него всякого стратегического мышления.

Что же дальше? Я, конечно, не могу претендовать на то, что понимаю нестабильные мыслительные процессы Трампа лучше, чем министр обороны. Скорее всего, Трамп будет и впредь разрываться между желанием показаться сильным и мужественным защитником интересов Америки, резко отличающимся от Обамы, который в искажённом представлении Трампа о нём как о слабаке не сумел справиться с исламскими террористами, и своей политической заинтересованностью в том, чтобы избежать новой войны на Ближнем Востоке, которая не будет пользоваться популярностью среди избирателей, особенно среди его сторонников, уставших от бесконечных и безуспешных войн в Афганистане и Ираке.

Лучший и единственный реалистичный способ положить конец конфликту между США и Ираном очевиден. Его множество раз предлагали разные политические деятели и аналитики во всём мире: США должны возобновить переговоры с Ираном и положить конец санкциям и военным провокациям в обмен на восстановление ядерного соглашения, которого добился Обама, вкупе с обещанием Ирану (возможно, секретным, чтобы сохранить лицо) уменьшить поддержку антиправительственных сил и партий в правительствах Сирии, Ливана, Йемена и вообще на Ближнем Востоке.

Трудно представить, что Трамп отступит от конфронтации с Ираном, и столь же трудно представить, что Иран сможет когда-либо всерьёз поверить в договорённость с Трампом. Может так случиться, что Иран не будет доверять и следующему президенту США. В конце концов, Трамп разорвал соглашение, заключённое его предшественником, а другие президенты США предпринимали незаконные действия против Ирана. При Дуайте Эйзенхауэре США (вместе с Великобританией) организовали переворот, в результате которого было свергнуто демократически избранное правительство Ирана. При Рональде Рейгане США сбили иранский гражданский авиалайнер. И хотя позднее США заявили, что это было ошибкой, они всё же наградили командира корабля, выпустившего ракету, орденом «Легион почёта» «за исключительно доблестное исполнение обязанностей командира». А администрация Джорджа Буша – младшего отказалась от предложения Ирана о предоставлении крупных уступок в обмен на мирные отношения, даже несмотря на помощь Ирана в разгроме талибов и свержении Саддама Хусейна.

В случае переизбрания Трампа, мы можем рассчитывать ещё на четыре года противостояния между США и Ираном. Расистская ненависть Трампа к Обаме и вытекающее из неё желание обнулить все его достижения никуда не денутся. В его администрации по-прежнему будут работать помощники из республиканского внешнеполитического истеблишмента, который привержен идее выдавить исламистское правительство Ирана с властных позиций. Поэтому Иран будет и впредь подвергаться давлению санкциями, а его правительство – испытывать искушение оказывать противодействие, нападая на союзников США на Ближнем Востоке. И конечно, сохранится опасность того, что Израиль захочет бомбить Иран, особенно учитывая, что последний, похоже, готовится к созданию ядерной бомбы.

Помимо иранского народа, от непрекращающейся конфронтации пострадают и другие народы Ближнего Востока, которые ощутят все последствия войны США или Израиля с Ираном или же будут втянуты в неё. Нападение на саудовские нефтеперерабатывающие объекты в сентябре 2019 года дало понять соседям Ирана, что он может серьёзно ответить, если эти страны нападут на него или не отговорят США или Израиль от такого нападения. С тех самых пор Саудовская Аравия и Эмираты ведут опосредованные переговоры (и, возможно, даже тайные переговоры напрямую) с Ираном в попытке разрядить напряжённость. Если эти переговоры приведут к договорённости, то это произойдёт без участия США и послужит дальнейшей маргинализации влияния Америки на Ближнем Востоке. Наиболее вероятным последствием действий Трампа в отношении Ирана будет то, что страны Ближнего Востока определятся со своими интересами и будут взаимодействовать друг с другом на этой основе, а не через США в качестве их марионеток или врагов.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх