Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Тревоги Ирана по поводу напряжённости между Арменией и Азербайджаном

Тревоги Ирана по поводу напряжённости между Арменией и Азербайджаном

Тревога Тегерана по поводу напряжённости между Азербайджаном и Арменией связана не только с пограничным спором между двумя странами. Позиция Ирана в этом вопросе отличается от позиции России, Грузии и Турции. Чем именно, пишет Вали Каледжи, эксперт по Центральной Азии и Кавказу в Тегеране.

Угроза транзитному маршруту Ирана через Армению, изменение международных границ на Кавказе, особенно между Ираном и Арменией, посредством создания Зангезурского коридора в Сюникской области, изменение геополитической ситуации на Южном Кавказе Турцией, Израилем и США в более широком контексте, а также «начало гибридной войны через прокси (силы террористов и такфиритов) – таковы четыре опасения Ирана по поводу пограничной напряжённости в южных регионах Кавказа и вблизи северо-западных границ Ирана. Информирование Тегерана о результатах работы армяно-азербайджанской пограничной комиссии, создание дополнительного приложения к статье 9 Заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе для уточнения ситуации с Зангезурским коридором и продолжение встреч в формате «3 + 3» могут снизить обеспокоенность Ирана, а также способствовать миру и стабильности на Южном Кавказе. 

В результате второй карабахской войны на Южном Кавказе произошли два важных приграничных события.

Первое касается общей границы между Ираном и Азербайджаном. С возвращением Джебраила, Физули и Зангелана на юге Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана было образовано 132 километра пограничной полосы по реке Аракс между Ираном и Азербайджаном. Таким образом через три десятилетия после распада Советского Союза завершилось формирование 750-километровой границы Ирана с Азербайджанской Республикой и Нахичеванской Автономной Республикой. При этом с возвращением Зангелана, Губадлы, Лачина и Кельбаджара на западе и юго-западе Нагорного Карабаха под власть Азербайджанской Республики спустя те же три десятка лет завершилось формирование части границы между Арменией и Азербайджаном.

Следует отметить, что с определением 132-километровой границы между Ираном и Азербайджаном после второй карабахской войны не было особых проблем. Иран и Азербайджан уже начали завершающий этап строительства Худаферинской ГЭС, которая находится на этом участке. Но определение новых границ Армении и Азербайджанской Республики вызывает конфликты между Баку и Ереваном из-за давней напряжённости между двумя странами и двусмысленности в соглашении по Нагорному Карабаху, особенно в статье 9, касающейся доступа Азербайджана в Нахичевань. По различным причинам, которые будут обрисованы ниже, разногласия и пограничная напряжённость между Азербайджанской Республикой и Арменией не ограничиваются только двумя странами, но затрагивают также и Иран. В связи с этим иранское правительство внимательно следило за событиями в течение прошлого года, а СМИ и иранская элита не обходили вниманием проблему границ и транспортных маршрутов на северо-западе страны. Как Иран воспринимает пограничную напряжённость между Азербайджанской Республикой и Арменией? Как он оценивает происходящее? Что вызывает у него беспокойство? 

Первый предмет беспокойства для Ирана – это негативное влияние напряжённости и пограничных споров между Азербайджаном и Арменией на иранский транзитный маршрут через Армению. Яркий пример – проблемы, возникшие с иранскими фурами на трассе Горис – Капан. До второй карабахской войны таких проблем у иранского транзита не было. Фактически, 21 километр 400-километрового маршрута от Нордуза на границе с Ираном до Еревана, столицы Армении, теперь проходит через территорию Азербайджана. До прошлогодней войны, когда этот отрезок трассы находился под контролем Нагорно-Карабахской Республики, у иранских водителей не было проблем с поездками в Армению и Грузию. Однако после второй карабахской войны ситуация изменилась, и правительство Азербайджана, утверждая, что часть трассы Горис – Капан находится на территории страны, потребовало плату в размере 130 долларов за каждый иранский транзитный грузовик. В ответ иранское правительство решило разработать альтернативные маршруты, чтобы предотвратить нарушение иранского транзита и торговли с Арменией, Грузией, Россией и возглавляемым Москвой Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Первым альтернативным сухопутным коридором является маршрут Татев – Агвани, который полностью обходит территорию Азербайджана. Иран объявил, что завершит недостроенный участок этой дороги внутри Армении. Второй реакцией Ирана на введённые Азербайджаном ограничения на трассе Горис – Капан стало более активное использование Каспийского моря в качестве альтернативы сухопутному маршруту через Азербайджан в Россию.

На первом этапе уже с 23 октября были запущены шесть судоходных линий из северных портов Ирана в российские Астрахань и Махачкалу, а также в порт Актау в Казахстане. На втором этапе – к концу текущего иранского календарного года (конец марта 2022 года) – количество этих линий увеличится до восьми. Ситуация на трассе Горис – Капан ясно показала, что разногласия и пограничная напряжённость между Азербайджанской Республикой и Арменией затрагивают не только две эти страны, но также и Иран.


Второй предмет беспокойства для Ирана – это негативное влияние напряжённости и пограничных споров между Азербайджанской Республикой и Арменией на международную границу на Кавказе, особенно на границу между Ираном и Арменией. Основная причина тревоги – решение Азербайджана создать Зангезурский коридор, который соединит страну с эксклавом Нахичевань. Проблема заключается в том, что армянская и азербайджанская стороны по-разному толкуют статью 9 Заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе от 10 ноября 2020 года. В Баку придерживаются «широкого и максималистского толкования» и считают, что под «транспортным сообщением между западными районами Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой» имеется в виду Зангезурский коридор. Между тем армянская сторона придерживается «узкого и минималистского толкования». В Ереване подчёркивают, что слово «коридор» встречается только в третьем пункте Заявления о прекращении огня, посвящённом доступу из Нагорного Карабаха в Армению через Лачинский коридор. Соответственно, в связи с отсутствием непосредственного упоминания в девятой статье такого термина, как «коридор», Ереван не готов распространять эту концепцию на транспортный маршрут между Нахичеванью и Азербайджаном через территорию Армении. Беспокойство и озабоченность в Иране вызывает возможное прохождение этого коридора у границы между Ираном и Арменией в городе Мегри на юге Сюникской области Армении. Особенно тревожат Иран угрозы Азербайджана создать коридор с помощью военной силы. Например, президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил 21 апреля 2021 года в интервью Общественному телевидению Азербайджана: «Создание Зангезурского коридора полностью отвечает нашим национальным, историческим и будущим интересам. Мы воплотим в жизнь Зангезурский коридор, хочет того Армения или нет. Если захочет, то решим проще, если не захочет – решим силой». В этих условиях Тегеран обеспокоен возможностью новой войны между Арменией и Азербайджаном у северо-западных границ Ирана. Иран оказался единственной страной, границы которой были непосредственно затронуты второй карабахской войной. Несколько ракет и миномётных снарядов случайно упали на территорию Ирана, в частности в области Хода Афарин провинции Восточный Азербайджан, недалеко от границы с Арменией.

Таким образом, положение Ирана сильно отличается от положения Грузии, Турции и России, которые находятся далеко от спорного региона Азербайджана и Армении и от Зангезурского коридора. По этой причине Иран рассматривает новую войну между Арменией и Азербайджанской Республикой, создание коридора силой и опасность для ирано-армянской границы как реальную угрозу своей национальной безопасности. При этом следует отметить, что Иран, как и Армения, не возражает против доступа Азербайджана к эксклаву Нахичевань и поддерживает снятие блокады с транспортных маршрутов в регионе. В частности, Иран – единственная страна, которая граничит и с основной частью Азербайджана, и с Нахичеванью, и после первой карабахской войны иранская территория стала транзитным маршрутом для людей и грузов между двумя частями Азербайджана. Соответственно, озабоченность Ирана не вызвана перспективой прямой связи между Азербайджанской Республикой и нахичеванским эксклавом, а восходит к упомянутым выше случаям.

Третий предмет беспокойства для Ирана – это геополитические изменения и изменения баланса сил в регионе, которые могут угрожать Ирану и ослабить его влияние на Южном Кавказе. В контексте этой «большой игры» Иран считает очень важной угрожающую роль Турции, Израиля и США. В связи с этим Иран, в отличие от России и других стран, не рассматривает напряжённость на Южном Кавказе только как «пограничную напряжённость» между Арменией и Азербайджаном. Статья Садоллы Зареи в консервативной иранской газете «Кейхан» под названием «Иран не потерпит изменения границ», опубликованная после кризиса на трассе Горис – Капан в октябре 2021 года, ясно излагает такую позицию. В частности, в статье указывается: «События на северо-западной границе Ирана могут серьёзно сказаться на политическом влиянии Ирана и России на развитие событий в Кавказском регионе и за его пределами. То, что сейчас наблюдается на северо-западных границах Ирана, – это формирование скрытого союза между США, Турцией, Азербайджаном, Арменией и сионистским режимом. Его цель – вызвать геополитический сдвиг со стратегическими негативными последствиями для Ирана и России».

В этой связи Иран рассматривает создание Зангезурского коридора как проблему, выходящую за рамки доступа Азербайджанской Республики к нахичеванскому эксклаву, и полагает, что этот коридор обеспечит прямой военный доступ Турции, члену НАТО, к Кавказу и западному бассейну Каспийского моря. Действительно, значительное число иранских элит и экспертов считают, что расширение присутствия Турции на Южном Кавказе, особенно через Зангезурский коридор, усилит в регионе пантюркизм, который представляет собой прямую угрозу для азербайджанских областей северо-западного Ирана. Кроме того, Иран глубоко обеспокоен присутствием Израиля вблизи своей северо-западной границы, учитывая тесные связи между Израилем и Азербайджаном, которые значительно расширились во время второй карабахской войны. В частности, Иран тревожит возможное участие израильских компаний в процессе восстановления освобождённых территорий вблизи иранской границы, то есть районов Физули, Джебраил и Зангилан. Иран обоснованно опасается, что это может предоставить пространство и возможность для шпионажа и других угроз безопасности, направленных против национальных интересов и безопасности Ирана. По этой причине Иран неоднократно предупреждал об опасности израильского присутствия у своих границ. Министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил на совместной пресс-конференции со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве 6 октября 2021 года, что «Исламская Республика Иран глубоко обеспокоена присутствием Израиля на Кавказе».

Четвёртый предмет беспокойства для Ирана – это присутствие террористических и такфиритских сил из-за пределов региона, особенно из Сирии, которые иногда называют «прокси-силами». Во время второй войны в Нагорном Карабахе иранские официальные лица, поддерживая возвращение прилегающих районов Нагорного Карабаха под власть Азербайджанской Республики, одновременно выражали серьёзную озабоченность по поводу присутствия террористических сил, особенно членов ИГИЛ вблизи иранской границы. Спустя год после войны опасения Ирана так и не были развеяны. В этой связи Иран считает, что начало новой войны между Арменией и Азербайджаном, особенно из-за Зангезурского коридора, может привести к вторжению в регион прокси-сил, которые явно антиирански и антишиитски настроены после подготовки в лагерях в Ираке и Сирии. Таким образом, помимо пограничной напряжённости между Арменией и Азербайджанской Республикой, Иран обеспокоен угрозой «прокси-войны» вблизи своих северо-западных границ.

В итоге можно сказать, что озабоченность Ирана по поводу пограничной напряжённости между Азербайджаном и Арменией выходит за рамки пограничного спора между двумя странами. Широкомасштабные учения иранской армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР) на северо-западной границе Ирана в сентябре и октябре 2021 года, явно беспрецедентные за три десятилетия после распада Советского Союза, указывают на опасения Ирана относительно развития событий на Южном Кавказе. Как уже отмечалось, восприятие ситуации Ираном отличается от восприятия её Россией, Грузией и Турцией. Впрочем, в некоторых случаях, в частности в том, что касается борьбы с терроризмом, налицо близость позиций Ирана и России.

Как уменьшить беспокойство Ирана? Первым шагом к этому могут стать текущие переговоры между Ираном и странами региона. Иран должен постоянно получать информацию о результатах работы пограничной комиссии Армении и Азербайджанской Республики. Двусмысленность статьи 9 Заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе также должна быть разрешена путём «дополнительного соглашения», чтобы избежать различных толкований со стороны Еревана и Баку. Это соглашение должно дать ответ на вопрос, через какие районы Сюникской области Армении должно вестись сообщение между Азербайджанской Республикой и Нахичеванью? Какая страна будет владеть этим маршрутом? Какой это будет маршрут – военный или гражданский, внутренний или международный? Стороны соглашения также должны заверить иранское правительство, что создание этого транспортного маршрута не будет угрозой для ирано-армянской границы и что сохранится свободное перемещение грузов и людей. В этом плане первая встреча в формате регионального сотрудничества «3 + 3», стартовавшая в Москве 10 декабря 2021 года, которая, к сожалению, прошла без присутствия представителей Грузии, является большим шагом вперёд. Итогами переговоров в этом формате могут стать мирное урегулирование напряжённости между Арменией и Азербайджанской Республикой, устранение двусмысленности из статьи 9 Заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе и прозрачность в отношении Зангезурского коридора, что, безусловно, уменьшит тревоги Тегерана. Это важно как для Южного Кавказа, так и для безопасности северо-западных границ Ирана.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх