Клуб «Валдай»

75 подписчиков

Свежие комментарии

  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...
  • valerij
    По преданиям Ливан был когда-то стабильной страной и финансовым центром Ближнего Востока. Но сколько я себя помню (вк...«Вскипает, как во...

Социальные протесты во Франции: зима всеобщего недовольства

Социальные протесты во Франции: зима всеобщего недовольства

5 декабря стал днём массовой забастовки во Франции. Демонстрации, в которых приняли участие от 1,2 до 1,5 миллионов человек, прошли более чем в 200 городах страны. Они стали даже более многочисленными, чем демонстрации в начале 1995 года, которые считаются одним из самых мощных проявлений общественного недовольства в мире. Являются ли забастовки и демонстрации чисто французской спецификой? Пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS).

В последние недели социальные протесты возобновились повсюду в мире. Достаточно вспомнить демонстрации в Гонконге, беспорядки в Чили, Колумбии, или в Ливане. Можно утверждать, что возникшие протестные движения, пусть даже имеющие свои особенности в каждой из этих стран, становятся всемирным явлением.

Процесс был запущен во Франции благодаря движению «жёлтых жилетов». На улицы вышли забытые и презираемые, те, которые редко проявляют себя. Это движение, существующее уже больше года, принесло свои плоды. Правительство было вынуждено уступить по нескольким пунктам требований протестующих. Но если оно и сдалось, то очевидно под влиянием страха. Это особенно касается Эммануэля Макрона. Демонстрации «жёлтых жилетов» в ноябре и декабре также напомнили всем, что если репрессивное насилие является последним доводом королей, то мостовая остаётся последним доводом народа.

Иными словами, социальное насилие, каким бы достойным сожаления оно ни было, неизбежно является одним из факторов формирования социальных институтов.

Урок «жёлтых жилетов» был услышан далеко за пределами Франции. Ношение жилета безопасности, так называемого «жёлтого жилета», стало символом протеста. И спровоцировало французов поднять знамя 5 декабря. Как мы уже говорили, движение стало массовым. Оно удивило своим масштабом правительство и даже лидеров профсоюзов, которые сами призвали к забастовке и демонстрациям. Эти профсоюзы, которые пользовались славой маргиналов с дурной репутацией, вновь оказались в центре событий.

Причина проста: нынешний правительственный проект пенсионной реформы объединяет в своём неприятии различные категории работников. Хотя железнодорожники и транспортники были на переднем крае этого движения, мы должны упомянуть про учителей, чья забастовка является исторической по своему масштабу, а также про работников частного сектора, нефтеперерабатывающих заводов, работников автомобильной промышленности, фермеров, пожарных и даже полицейских. Эта забастовка значит гораздо больше, чем просто протест против новой реформы, сомнительной и несправедливой, которой она действительно является. Поэтому 5 декабря отметился волнениями в транспортном секторе, а также в сфере услуг и бизнеса. Этот день стал концентрацией гнева, который копился против правительства Эммануэля Макрона. Справедливо это или несправедливо – уже другой вопрос.

Это не просто формальное проявление недовольства, в его истоках – вполне конкретные вещи. Дело в том, что президент Франции предпринял множество мер, которые в значительной степени ухудшили положение большинства населения. Изменения в трудовом кодексе, налоговом законодательстве и статусе SNCF (Государственная железнодорожная компания) направлены на то, чтобы обирать самых бедных и одаривать богатых. Выражение «президент богачей», которое прочно закрепилось за Макроном, здесь полностью оправдано. Эти меры якобы были предлогом для стимулирования экономического роста. Тем не менее он продолжает замедляться: 2,3% в 2017 году, 1,7% в 2018 году и, вероятно, 1,3% в 2019 году. Упомянутые меры сопровождались пренебрежительным отношением к наиболее обездоленным слоям населения и высокомерием со стороны молодого президента по отношению к общественным институтам. Это также объясняет возмущение общества. Первоначальным требованием нынешнего движения является отказ от пенсионной реформы. Правительство утверждает, что реформа обеспечит большее равенство, устранив так называемые «специальные схемы», потому что, по мнению правительства, текущий дефицит пенсионных фондов становится невыносимым.

Но этот дефицит был фактически порождён тем же правительством, которое сократило взносы якобы ради покупательной способности французов. Фигурально выражаясь, правительство приделало карманы к пенсионной системе и теперь аргументирует свои реформы. Манёвр довольно масштабный. Мы видели премьер-министра Эдуарда Филиппа натягивающим струну, но здесь мы видим верёвку!

Другой аргумент – это равенство. Отмена специальных схем якобы сделает пенсионную систему более прозрачной и справедливой. Но неужели правительство просто забывает о причине создания этих знаменитых специальных режимов?

Не все мы работаем в одинаковых условиях. Некоторый труд особенно тяжёл – как с физической, так и с психологической точек зрения. Поэтому логично, что существуют разные условия выхода на пенсию. С другой стороны, «специальные пенсионные схемы», которые, похоже, приносят некоторую пользу, иногда как бы уравновешивают более низкую заработную плату. Без этих «специальных режимов» в некоторых секторах экономики возникнут проблемы с поиском работников. Короче говоря, есть множество случаев, которые (и это правда) затрудняют реализацию пенсионной системы в целом, однако это неведомо изобретающим реформу технократам, обитающем в своём пузыре невежества. Истинное равенство часто достигается за счёт кажущегося неравенства.

Таким образом, французы поняли, что с помощью знаменитого «возрастного разворота» или любого иного изобретения цель реформы состоит в том, чтобы заставить их работать дольше, а пенсии во многих случаях получать меньше. Хотя общая ожидаемая продолжительность жизни в последние годы значительно возросла, это не относится к ожидаемой продолжительности здоровой жизни. Но это последнее, что здесь принимается во внимание. А работники устают уже сейчас, в нынешнем пенсионном возрасте.

Поэтому реформа, которую нам обещают, будет несправедливой, особенно для женщин, которые могут оказаться самыми большими неудачницами, и особенно разрушительной для всех тех, кто работает в тяжёлых условиях. Естественно, нынешнее огромное протестное движение полностью оправдано. Это понимают французы, которые в основном поддерживают волну забастовок. Они также понимают, что за реформой правительства, за его стремлением сократить расходы, стоят европейские ориентиры, направленные на достижение обеспечения социальной защиты снизу.

Но забастовка 5 декабря – это протест не только против пенсионной реформы.

Как было сказано ранее, она стала проявлением социального гнева, поднимающегося из глубин страны. Число категорий работников, которых переполняет гнев, очень велико – от крестьян до работников госпиталей, от учителей до служащих SNCF. Всё это обещало сделать 5 декабря особенным событием. И мы увидели результаты!

Руководство профсоюзов почувствовало это и сейчас делает всё, чтобы сохранить движение под контролем. Но нельзя объять необъятное. Эта забастовка вполне ожидаемо будет иметь важные последствия и даже может превратиться в социальное движение, которое будет расти и далее. 5 декабря, через год после начала движения «жёлтых жилетов» (которое, кстати, никуда не исчезло), мы увидели второй акт социального протеста. Можно утверждать, что нас ожидает зима активного недовольства, если правительство не решит отозвать свою реформу.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх