Клуб «Валдай»

77 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Станет ли в Америке всё вновь «как при бабушке»?

Станет ли в Америке всё вновь «как при бабушке»?

Оппоненты американского президента продолжают уверять себя, что Трамп – это историческая случайность, удастся его «скинуть» – и всё вернётся на круги своя, станет «как при бабушке». США продолжают сползать в глубокий системный кризис, причём некоторые его черты, особенно поведение вашингтонских элит, свысока смотрящих на большинство американского населения, весьма напоминают те тренды, которые наблюдались в позднем Советском Союзе. Последствия, в случае дальнейшего отказа элит от признания серьёзности кризисных явлений и их неготовности умерить свои аппетиты и пойти на компромисс, могут оказаться катастрофическими как для США, так и для всего остального мира, считает Андрей Коробков, профессор политологии Университета штата Теннесси (США).

Традиционное ежегодное обращение к Конгрессу, с которым президент Дональд Трамп выступил 4 февраля 2020 года – последнего года первого срока своего президентства, оказалось весьма необычным и по содержанию, и по форме, и особенно по тем обстоятельствам, в которых оно происходило. С того самого момента в 2015 году, когда Дональд Трамп объявил, что он будет баллотироваться на пост президента, не только демократы, но и многие другие группы американского истеблишмента стали рассматривать его в качестве системной угрозы своей власти и привилегиям.

Надо признать, что они оказались абсолютно правы – реформы Трампа и те идеи, которые он продвигает, нацелены на кардинальный пересмотр многих основополагающих принципов, на которых базировалась американская внутренняя и внешняя политика во второй половине двадцатого – начале двадцать первого века.

И, тем не менее, бесконечные и непрекращающиеся попытки лишить власти или по крайней мере дискредитировать или запугать Трампа дают результаты, прямо противоположные ожидаемым. Это совсем не удивительно – ведь американский истеблишмент с удивительной последовательностью повторяет в своих действиях практически каждую глупость, которую совершила советская коммунистическая номенклатура в годы перестройки, в частности, в ходе своих нескончаемых попыток помешать восхождению к власти Бориса Ельцина. Как и номенклатура, демократические партийные бонзы и другие оппоненты американского президента продолжают уверять себя, что Трамп – это историческая случайность, удастся его «скинуть» – и всё вернётся на круги своя, станет «как при бабушке» – ведь система, которую они построили (и от которой кормятся), это венец творения и будет существовать вечно, а любые попытки отрицать её моральное превосходство должны свидетельствовать о психической неполноценности или преступных намерениях отрицателя.

Потому становятся невозможны как серьёзный диалог с Трампом и его сторонниками, так и малейшие попытки проанализировать те глубинные процессы, которые идут в американском обществе, а любой, кто выступает с подобными предложениями, немедленно предаётся анафеме. Соответственно, тотальная кампания против Трампа делает для его оппонентов невозможным любой глубокий анализ вопросов, связанных с происходящими мировыми геополитическими сдвигами и вытекающей из них необходимостью серьёзной структурной перестройки американской внешней политики. И уж тем более неприемлемым становится откровенное обсуждение кризиса системы групповых преференций и привилегий – механизмов системы так называемого «позитивного действия» (или, как её называют оппоненты, «обратной дискриминации»), первоначально развёрнутой в стране в рамках продвижения программы борьбы за гражданские права в середине 1960-х администрацией президента Линдона Джонсона, стремившейся избежать социального взрыва, и во многом напоминающей большевистскую политику «улучшения социального и этнического состава» руководящих и профессиональных кадров – естественно, те, кто оказался в рядах элиты благодаря этой системе, будут биться до конца, чтобы обеспечить её сохранение. Политика «политкорректности», по сути, политической самоцензуры, вывела вопросы групповых преференций из сферы свободного обсуждения, сделав любую публичную критику этой системы просто-напросто опасной. А потому и Трамп для сторонников этой системы – не оппонент, а смертельный враг, который должен быть уничтожен. Соответственно, мы являемся свидетелями бесконечных атак на президента, которые по сути ведут лишь к усилению его позиций. Свидетельством как сегодняшнего панического состояния руководства Демократической партии, так и его пребывания в пузыре виртуальной реальности стали партийные праймериз, всё больше напоминающие «гонки на лафетах» членов Политбюро ЦК КПСС середины 1980-х годов. Среди основных демократических кандидатов трое (Джо Байден, Майкл Блумберг и Берни Сандерс) приближаются к 80-летней отметке, Элизабет Уоррен в прошлом году исполнилось 70. Почти 80 лет и Спикеру Палаты представителей Нэнси Пелоси (к счастью, она в праймериз не участвует). Двое кандидатов партии, заявляющей, что она представляет интересы американских трудящихся – миллиардеры (Блумберг и Стайер – это обстоятельство вызвало волну саркастических предложений относительно того, что демократам нужно попросту продать номинацию от своей партии тому из миллиардеров, кто предложит самую высокую плату за неё), яростно критикующие Трампа за то, что он «слишком богат и далёк от народа.» Не блещут популярностью и харизмой и другие участники партийных праймериз. Сам этот набор кандидатов, ни один из которых не способен бросить серьёзный вызов Трампу, вызывает серьёзные сомнения в способности партийного руководства трезво оценивать политическую ситуацию и вызывает всё нарастающее раздражение партийных активистов.

Последним камнем стало проведение демократических кокусов (партийных собраний) в Айове – штате, открывающем сезон кокусов и праймериз: позорный провал внутрипартийной электронной системы подсчёта голосов вновь поднял вопрос о состоянии здоровья партии и её руководства. Причём, если первоначально речь шла просто о неподготовленности партийной верхушки к проведению голосования, продолжающаяся уже который день неразбериха вызывает у самих партийных активистов всё больше сомнений и в порядочности партийного руководства. Всё чаще поднимается вопрос о фальсификации результатов с целью «утопить» левацкого кандидата Сандерса и спасти рассыпающуюся кандидатуру бывшего вице-президента, престарелого Джо Байдена, долгое время бывшего фаворитом партийной элиты. Ясно, что с приближением выборов и нарастающей популярностью левацких кандидатов – Сандерса и Уоррен – партийная верхушка начинает рассматривать их в качестве не меньшей угрозы, чем Трамп, и готова использовать против них методы, аналогичные тем, которые применяются ею против президента. Всё это напоминает левым активистам о тех грязных методах, которые уже использовались Хиллари Клинтон и партийными аппаратчиками против Берни Сандерса в ходе праймериз 2016 г., и может привести как к обострению обстановки в стране в целом, так и в самой Демократической партии. 

Между тем, последние события придают ситуации ещё ряд пикантных черт. Проводимая в течение более чем полувека политика «позитивного действия», наряду с активной этнически и расово ориентированной миграционной политикой привела к быстрому росту доли меньшинств в населении США в целом и в составе основных элитных групп. Сокращение доли белых вызвало отторжение значительными группами их представителей этой политики. Это, в свою очередь, привело к размежеванию по партийной линии – республиканцы всё более становятся партией белых, а демократы – коалицией меньшинств. Трамп, например, получил голоса лишь 8 процентов афроамериканцев, в то время как Хиллари Клинтон – 92 процентов. Сознавая эту тенденцию, Трамп построил свою избирательную кампанию 2016 года таким образом, чтобы многие белые избиратели воспринимали его как защитника своих групповых интересов – и ему это удалось, причём Трамп смог «увести» у демократов значительную часть белых рабочих – и именно это стало главным фактором его победы в староиндустриальных Мичигане, Висконсине и Пенсильвании, а с ними – и в стране в целом. Однако расовый и этнический раскол – не единственные, определяющие те коалиции, которые сформировались в стране по линии за и против политики и личности президента. На сегодняшний день Трампа поддерживают белый средний класс, представители малого и среднего бизнеса, военные и остальные представители силового блока, а также реальный сектор экономики – бизнесмены в сфере промышленности и сельского хозяйства, заинтересованные как в снижении налогового бремени и пересмотре системы здравоохранения, введённой в действие при Обаме, так и в ослаблении того негативного эффекта, который оказывает на них политика экономической глобализации последних тридцати лет, в частности, в воссоздании тарифных барьеров, защищающих отечественных производителей.

В последнее время президент поставил себе задачу «увести» у демократов часть поддержки и со стороны ряда меньшинств – прежде всего афроамериканцев, азиатов, испаноязычных и евреев. Он пытается достичь этого как на основе бурного экономического роста и повышения благосостояния населения в целом и определённых групп меньшинств в частности, так и путём внешнеполитических (особенно ближневосточных) инициатив. Последние опросы показывают, что ему удалось достичь в этом плане значительных успехов.

Против Трампа выступает разношёрстная коалиция, объединяющая элитные группы этнических, расовых, гендерных, сексуальных и прочих меньшинств, заинтересованных в сохранении и расширении программ «позитивного действия» и межгрупповом перераспределении дохода на основе повышения налогов и дальнейшего усиления социально-экономической роли государства; бюрократия, стремящаяся к сохранению статус-кво; высокоидеологизированные и, как правило, воинственно либеральные шоу-бизнес, элитная медийная и академическая сферы; а также глобалистские по своей сути финансовый и HiTech капитал, которых совершенно не устраивают протекционистские инициативы Трампа, направленные на возрождение реального сектора американской экономики. И вот тут у демократов возникает дополнительная проблема: быстрое усиление ультралевых кандидатов в ходе праймериз создаёт опасность их победы и выдвижения в одного из них (Сандерса или Уоррен) в качестве кандидата Демократической партии на выборах – а вот это-то никак не может устроить представителей большого финансового бизнеса, сегодня спонсирующих антитрамповскую истерию. В перспективе это может привести к тому, что они прекратят поддержку партии или даже перекинутся в стан ненавидимого ими Трампа – он-то просто осложняет для них условия ведения бизнеса, в то время как ультралевый президент может просто-напросто отобрать их деньги – Уоррен уже пообещала введение 5-процентного дополнительного налога на сверхбогатых. Неудивительно, что в гонку недавно вступил Майкл Блумберг с его 54-миллиардным состоянием, а руководство демократов отчаянно пытается помешать номинации Сандерса или Уоррен, используя весьма грязные методы. В долгосрочной перспективе это может привести к расколу партии – а это, в условиях американской мажоритарной избирательной системы, гарантирует победу Трампа на выборах.

Таким образом, у президента были все основания пребывать в победном настроении в момент выступления в Конгрессе. Но и это не всё – в день выступления было уже совершенно ясно, что организованный демократами в Палате представителей импичмент президенту позорно провалится в Сенате (в конечном итоге, демократов частично поддержал лишь один республиканец – Митт Ромни – при этом ни для кого не секрет, что тот ненавидит Трампа и продолжает надеяться, что в случае вынужденного ухода того из Белого дома республиканцы могут обратить на него внимание в качестве «резервного» кандидата). В целом есть все основания ожидать, что в долгосрочной перспективе вся эта афера с импичментом станет восприниматься как неудавшаяся попытка конституционного переворота оппозиционной партией против законно избранного президента на основе сфабрикованных обвинений. При этом вслед за провалом затеи с импичментом руководство демократов в Конгрессе немедленно объявило об инициировании новых расследований против Трампа – шаг, ещё раз свидетельствующий об абсолютном непонимании ими ситуации как в стране, так и в самой Демократической партии.

Между тем, не менее интересной, чем выступление президента, была обстановка вокруг него. Ряд конгрессменов-демократов саботировали выступление, ещё ряд покинули зал во время него. Спикер Пелоси нарушила традицию и не представила президента должным образом, а в конце демонстративно разорвала текст выступления, вручённый ей Трампом. Тот, в свою очередь, предпочёл не заметить протянутую ему спикером руку. Конгрессмены-республиканцы несколько раз начинали с энтузиазмом скандировать лозунг «Ещё четыре года!» Всё это знаменовало собой нарастающий раскол – в Конгрессе, между партиями, и в стране в целом. Демократы готовы были дать бой – отказываясь аплодировать Президенту, периодически поднимая шум в зале или выкрикивая лозунги во время его выступления. Трамп, как опытный медийный игрок, вынудил их в ряде случаев нарушить собственные планы – пригласив в зал и представив собравшимся ряд гостей, которых демократы не смогли игнорировать – маленькую чёрную девочку, получившую стипендию; столетнего чёрного военного ветерана; военнослужащего, вызванного из Афганистана для неожиданной встречи с семьёй; получившего повышение испаноязычного сотрудника иммиграционной службы, Хуана Гуайдо, которого США проталкивают в качестве альтернативного президента Венесуэлы и т. п.

Одновременно Президент и сам делал весьма агрессивные выпады – прямо в зале он объявил о награждении высшей гражданской наградой США – Медалью Свободы – заболевшего раком популярного ультраправого радиоведущего Раша Лимбо, ненавидимого демократами. Он долго рассказывал об успехах своей экономической политики, особенно о её влиянии на благосостояние меньшинств – основной электоральной базы Демократической партии, расширение влияния среди которых является важнейшей целью текущей политики Трампа (например, на афроамериканцев, составляющих сегодня 13 процентов населения США, приходится 25 процентов электората демократов). Для Президента сегодняшнее блестящее состояние американской экономики – это главный электоральный козырь, который демократам крыть практически нечем – они лишь продолжают заявлять, что Трамп передёргивает цифры, а экономический рост – это следствие мер, предпринимавшихся Обамой в годы его президентства. Президент же в очередной раз перечислил свои внешнеполитические успехи, связанные с подписанием торговых договоров с Мексикой, Канадой и Китаем. В качестве достижений были представлены также завинчивание гаек в отношении Кубы, Венесуэлы и Ирана (включая недавнее убийство генерала Сулеймани). Он напомнил о своём стремлении провести кардинальную реконструкцию всей инфраструктурной сети США, которая оказалась заблокированной в 2019 году из-за невозможности конструктивно договориться с демократами в Конгрессе, посвятившими весь год слушаниям по импичменту Президенту. Трамп поднял и целый ряд других конфликтных вопросов, включая назначения, произведённые им в составе Верховного суда, новые предложения по ограничению абортов, критику реформы системы здравоохранения президента Барака Обамы и особенно резкое осуждение иммиграционной политики демократов и его собственные меры по её ужесточению. Обсуждение предложений демократов в сфере здравоохранения и иммиграции, а также обсуждение ситуации в Венесуэле были использованы Трампом, чтобы обвинить оппонентов в продвижении социалистической идеологии в США – шаг, рассчитанный как на мобилизацию республиканского электората, так и на отторжение от Демократической партии части центристов. Интересной и необычной чертой прошедшего выступления было полное отсутствие упоминаний о России (естественно, демократы немедленно постарались представить это как свидетельство некомпетентности Трампа в вопросах внешней политики и его «зависимости от Путина»).

В целом можно сказать, что выступление президента было, с одной стороны, выигрышным для него и продемонстрировало, как и планировалось, его решительность и последовательность в выполнении предвыборных обещаний (в этом плане можно рассматривать его в качестве программной речи, открывающей активную часть предвыборной кампании Трампа), а с другой – стало показательным в плане стремительной поляризации политической жизни в США и роста агрессивности сторон по отношению друг к другу. Этот опасный тренд получил своё подтверждение и дальнейшее развитие в последующие дни, когда президент и спикер Пелоси обменялись новыми, взаимно оскорбительными заявлениями.

Всё это говорит о том, что США продолжают сползать в глубокий системный кризис, причём некоторые его черты, особенно поведение вашингтонских элит, свысока смотрящих на большинство американского населения, весьма напоминают те тренды, которые наблюдались в позднем Советском Союзе. Последствия, в случае дальнейшего отказа этих элит от признания серьёзности кризисных явлений и их неготовности умерить свои аппетиты и пойти на компромисс, могут оказаться катастрофическими как для США, так и для всего остального мира.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх