Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Зарницы доверия. Почему итоги российско-американского саммита превзошли ожидания

Зарницы доверия. Почему итоги российско-американского саммита превзошли ожидания

Впервые за долгое время Соединённые Штаты выдвинули реалистичную цель в отношении России – сделать отношения с ней стабильными и предсказуемыми. Это редкая для американского политического языка формула, которая напрямую позаимствована из российского политического обихода, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Российско-американская встреча на высшем уровне 16 июня в Женеве предсказуемо вызвала шквал комментариев, которые сначала пророчили неудачу, а затем объясняли, почему достигнутые договорённости не смогут быть выполнены сторонами. Особенно усердствовала американская пресса, которая даже на итоговой пресс-конференции атаковала президента Джо Байдена острыми вопросами о том, как он может вести дела с Россией, ведь именно она якобы ответственна за большое число американских проблем. Однако как минимум четыре ключевые компоненты новой американской политики в отношении России позволяют с осторожным оптимизмом смотреть на будущее двусторонних отношений. В совокупности они делают достигнутые договорённости более весомыми, чем можно было ожидать.


Во-первых, в Белом доме впервые за четыре года оказалась команда, которая не саботирует сама себя. Крайне специфический организационный стиль предыдущего президента США Дональда Трампа, противодействие ему со стороны оппонентов из Демократической партии и саботаж со стороны части собственной бюрократии приводили к тому, что в США фактически образовался расщеплённый субъект.

В связи с этим любая достигнутая договорённость сопровождалась грандиозными внутриполитическим скандалами и не могла быть выполнена в силу больших проблем внутри США.

С приходом в Белый дом команды Байдена ситуация изменилась. У правительства есть мандат доверия со стороны Конгресса. В Вашингтоне, который на 90 процентов голосует за демократов, раздался вздох облегчения. По крайней мере, на горизонте года Белый дом не будет испытывать такого острого давления со стороны республиканцев, как накануне очередных промежуточных или президентских выборов.

О ненулевой вероятности воплощения договорённостей саммита в жизнь говорит также то, что команды российского и американского президентов готовили полноформатный саммит, а не короткую встречу на полях международной конференции для обмена упрёками. Судя по косвенным признакам, подготовительные встречи Сергея Лаврова с госсекретарём Энтони Блинкеным и Николая Патрушева с Джейкобом Салливаном прошли лучше, чем накануне предыдущего саммита на высшем уровне в Финляндии в 2018 году. То обстоятельство, что две страны были способны согласовать общую – и довольно широкую – повестку дня этой встречи, говорит о профессионализме двух команд, между которыми образовалось некоторое уважение друг к другу.

Также показательно, что лидеры двух стран привезли в Женеву большие делегации и параллельно встрече Владимира Путина с Джо Байденом проходило несколько рабочих встреч в узких форматах в залах особняка Villa La Grange.

Второй причиной, внушающей оптимизм, является то, что саммит с Россией инициировала в США та же команда, что была ответственна за перезагрузку отношений при Обаме. В состав кабинета Джо Байдена, помимо него самого, а он, напомню, отвечал за политику в Восточной Европе, на Украине и за российское направление в администрации Обамы в качестве вице-президента, входят Энтони Блинкен, Джон Керри, Билл Бёрнс, Саманта Пауэр и другие люди, которые работали в администрации Обамы. У них нет прежних иллюзий о том, что с Россией удастся легко договориться, но есть реалистическое видение того, в чём состоят интересы России, и они, будем надеяться, провели работу над ошибками.

В чём конкретно состояла эта работа над ошибками? Они наконец потрудились узнать, что именно Россия хочет от США, в чём состоят её интересы.

Это приводит нас к третьему пункту.

Соединённые Штаты впервые за долгое время выдвинули реалистичную цель в отношении России – сделать отношения с ней стабильными и предсказуемыми. Это редкая для американского политического языка формула, которая напрямую позаимствована из российского политического обихода.

Это признак не только реалистического мировосприятия команды Байдена, но и выполненной домашней работы со стороны администрации США – они впервые внимательно прочитали российскую позицию в отношении Соединённых Штатов и согласились с тем, что нижним порогом целей в двухсторонних отношениях должна быть их стабилизация и предсказуемость.

Наконец, четвёртый фактор – вероятно, ключевой. Он состоит в том, что у американского президента теперь другое ощущение течения ключевого процесса в мире. В нём больше нет детерминизма, свойственного Бараку Обаме, считавшему, что США находятся на правильной стороне истории и, что бы они ни делали, они всегда будут правы. В своём остром ответе на полемические вопросы прессы Джо Байден сказал, вероятно, больше, чем планировал. Он поделился наблюдением, что в последние 3–5 лет мир достиг фундаментальной развилки, которая покажет направление развития событий на ближайшие 10–15 лет. Он задал вопрос: «Как поддерживать наше глобальное лидерство?» Для него перестало быть очевидным, что сохранение за Соединёнными Штатами глобального лидерства является безусловным и безальтернативным сценарием, а значит, он перестал смотреть на Россию свысока, как на страну, которая перманентно заблуждается и будет вынуждена признать свои ошибки, вернувшись в лоно Запада.

Это сделало Соединённые Штаты несколько более внимательными к российским интересам и впервые за многие годы толкнуло их внимательно изучить российские потребности и цели.

Указанные четыре параметра в совокупности привели к конструктивному итогу саммита, который стал полноценной попыткой перевернуть страницу и проанализировать, какие возможности есть у двух стран в условиях новой эпохи становления полицентричности. Мы не должны испытывать иллюзий по поводу долгосрочных результатов этого саммита. Они вполне могут оказаться локальными. Однако то обстоятельство, что Соединённые Штаты впервые и всерьёз начинают инвентаризацию собственных интересов в отношении России, является свидетельством о начале новой эпохи в двухсторонних отношениях. Она может оказаться скоротечной – полгода, год, – а может и вполне продолжительной. И по крайней мере на период правления президента Байдена на горизонте четырёх лет создать условия для подлинной стабилизации российско-американских отношений и формирования внутри них основы для взаимной предсказуемости. Будем надеяться, что именно этот сценарий окажется базовым.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх