Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Выборы в Европарламент: пейзаж после битвы

Выборы в Европарламент: пейзаж после битвы

На выборах в Европейский парламент, прошедших во Франции 26 мая, главными были темы, волновавшие французов. Впрочем, аналогичным образом развивались события и в других странах. И это первый урок, который преподаёт Европа, где отсутствует общая политическая система, а политическая воля европейских народов по-прежнему формируется в рамках национальных государств. И тем не менее итоги этих выборов содержат намёки на то, каких перемен следует ожидать в дальнейшем, считает Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ им. М.В.Ломоносова.

Во Франции голосовали, конечно, за доверие президенту, и это объясняет значительное сокращение числа уклонистов по сравнению с выборами 2014 года. Явка в целом возросла на 8%, хотя на участки в большинстве своём не пришли избиратели из среды рабочего класса и молодёжи. В 2014 году, кстати, активность избирателей находилась на чрезвычайно низком уровне. Но, как уже говорилось, выборы состоялись и в других странах, и с этой точки зрения большой интерес представляют также результаты голосования в Италии и в Соединённом Королевстве. В Британии часть электората взбунтовалась против правящих консерваторов, «предавших» Brexit.

В Италии европейские выборы по существу превратились в референдум за или против Маттео Сальвини и «Лиги».


Победа Сальвини

В Италии избирательная кампания прошла весьма бурно, во всяком случае если судить по средствам массовой информации. На Сальвини нападали центристы и левые, которые дошли до того, что стали сравнивать его с Муссолини и даже с Гитлером. Это свидетельствует о напряжённой атмосфере, в которой проходили выборы. Тем не менее чистую победу, набрав более 30,5% голосов, одержала «Лига», которая с её союзником по правящей коалиции, «Движением пяти звёзд» (M5S), ещё весной 2018 года получила всего 17% голосов. Демократическая партия (ДП) проиграла выборы, набрав 22% голосов. Что касается M5S, ещё одного участника правительственной коалиции, то её результат составил всего 19,2%. На прошлогодних парламентских выборах за M5S проголосовало около 35% избирателей. Следует также отметить 6,4% голосов, поданных за партию «Братья Италии». Таким образом, союз популистских сил пребывает в явном большинстве.

Оттеснены лево- и правоцентристы («Вперёд, Италия» Берлускони получила всего 8,8%). Левоцентристам не помогла даже проведённая ими напористая предвыборная кампания. «Демонизировать» «Лигу» не удалось; напротив, её позиции только усилились. Такая перемена будет иметь весьма важные последствия. Преимущество в находящемся ныне у власти альянсе M5S и «Лиги» было на стороне первого. Чтобы сдержать амбиции «Лиги», «Движение пяти звёзд» с его 30% голосов могло в любой момент пригрозить заключением союза с ДП. Но теперь, когда оно скатилось на уровень 20%, такая уловка больше не пройдёт. Разумеется, сейчас мы говорим о выборах в Европейский парламент. Но всем понятно, что на горизонте перспектива досрочных выборов. В случае если правящая коалиция обновится или даже расширится за счёт включения «Братьев Италии», её совокупный потенциал достигнет 56% голосов. Более того, располагая более чем 30% голосов, «Лига» может рассчитывать на получение значительных полномочий, сопряжённых с действием мажоритарного механизма, который предусмотрен в итальянском избирательном законодательстве. Последний представляет собой сочетание пропорциональной и мажоритарной избирательной системы. Если говорить конкретно, то это означает следующее: если всеобщие выборы состоятся осенью этого года, то вышеупомянутые три партии будут иметь большинство, позволяющее внести изменения в Конституцию, урезать полномочия президента республики и, возможно, порвать со структурами ЕС, которые оговорены в Конституции. Предвестником грядущих перемен можно считать заявление Маттео Сальвини, который уже объявил, что победа на выборах в Европейский парламент дала его партии мандат на пересмотр финансового соглашения с Европейской комиссией.


Соединённое Королевство: победа Найджела Фараджа и позорное поражение традиционных партий

Не менее интересная ситуация сложилась и в Соединённом Королевстве. Партия “Brexit”, основанная Найджелом Фараджем, бывшим лидером Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP), покинувшим её ряды вместе с новыми соратниками, набрала свыше 31,5% голосов, опередив консерваторов и лейбористов вместе взятых.

Событие это историческое. Оно свидетельствует о том, что значительная часть избирателей взбунтовалась против курса премьер-министра Терезы Мэй, собиравшейся утопить рыбку Brexit в водах брюссельской комиссии. Результаты выборов наводят на мысль о трёх важных переменах. Во-первых, необходимо отметить постоянный рост популярности партии “Brexit”, победившей на местных выборах и потеснившей консерваторов. Поражение консерваторов, оказавшееся столь серьёзным, что их опередили даже либеральные демократы, означает, что партия “Brexit” оттянула на себя голоса членов Консервативной партии, выступающих за выход из Евросоюза. Похоже, однако, что после местных выборов терять голоса начнёт и Лейбористская партия, сторонники которой уже потянулись к партии “Brexit”. Понесённые лейбористами потери не так серьёзны, как потери консерваторов, но достаточно болезненны. И это второй момент, заслуживающий внимания. Своей способностью переманивать избирателей, традиционно голосующих за лейбористов, партия “Brexit” обязана принципиальной позиции Найджела Фараджа. Третья перемена – это, как мы уже упомянули, неожиданный успех либеральных демократов, которые обошли консерваторов и уже наступают на пятки лейбористам.

Удастся ли добиться подобного результата на всеобщих выборах? Фарадж ясно дал понять, что готов выставить кандидатов от своей партии для участия во всеобщих выборах, которых Британии вряд ли удастся избежать. По всей видимости, голосование состоится этой осенью. Задача Фараджа состоит в том, чтобы удержать популистские позиции на правом фланге, внести раскол в партию консерваторов и отобрать голоса у лейбористов. Как известно, британская избирательная система настроена на двухпартийный механизм, хотя вовсе необязательно следовать этому правилу во всех случаях. Не исключено, что консерваторы будут вытеснены Найджелом Фараджем и его партией. Если это случится, то в силу мультипликативного эффекта голосования в один тур к партии Фараджа наверняка примкнут местные функционеры из Консервативной партии, и от последней останется лишь горстка членов парламента, по-прежнему выступающих за пребывание в ЕС. Лейбористам же грозит оказаться между молотом Фараджа и наковальней либерал-демократов.

И последнее. Очевидно, что выборы в Европейский парламент стали существенным стимулом для переустройства всей политической жизни Соединённого Королевства.

 

Франция: провал Эммануэля Макрона

На выборах во Франции относительного успеха добилось «Национальное объединение» (RN), обошедшее коалицию в составе партий «Вперёд, Республика!», Демократическое движение, «Национальное возрождение» (LREM) под водительством Натали Луазо. Весьма скромные результаты коалиции, пользовавшейся активной поддержкой президента, показательны. Эммануэль Макрон забыл о приличиях в своём стремлении обеспечить победу LREM. Однако его во многом скандальное поведение не смогло предотвратить разгром. Он потерпел личное поражение, которое скажется на его способности проводить прежний политический курс. Эммануэль Макрон перешёл к обороне, его политика дискредитирована как внутри страны, так и на европейском уровне. Несомненен успех «Национального объединения» под руководством Жордана Барделлы, хотя назвать триумфом его тоже нельзя: RN с трудом достигло того же показателя (24% голосов), что и в 2014 году.

Поражение списка Луазо следует рассматривать как относительное. Во-первых, LREM получила свыше 22% голосов, так что о полном провале говорить не приходится. Во-вторых, сокрушительное поражение потерпела как раз Республиканская партия (LR) Франсуа-Ксавье Беллами, за которую проголосовало чуть более 8% избирателей. И здесь встаёт вопрос об эффективности руководства Лорана Вокье. Причиной поражения можно считать размежевание между RN и LREM, произошедшее в последние недели избирательной кампании. Какое-то число избирателей партии «Республиканцы» (LR) состояло в обоих списках. Возможно даже, что их было больше в списке LREM, чем в списке RN. И это вовсе не удивительно. Движение «жёлтых жилетов» сделало Эммануэля Макрона символом партии порядка. Поэтому естественно, что за LREM проголосовала часть правого электората легитимистского толка, а также часть избирателей, поддержавших в первом туре президентских выборов 2017 года Франсуа Фийона.

Эта ситуация породила противоречивые последствия. Эммануэль Макрон сумел частично возместить понесённый ущерб и может говорить о тактической победе. Но число его избирателей сократилось, и у него не осталось резервов. Это скажется на результатах муниципальных выборов в 2020 году, поскольку «Республиканцы» могут рассчитывать на возвращение в политику, только перейдя в открытую оппозицию к Эммануэлю Макрону. Но именно на этих выборах пройдёт проверку и способность LREM пустить корни на местном уровне, а это является основным условием выживания партии и победы Макрона на президентских выборах 2022 года.

 

Успех партии «Европа – экология – зелёные», поражение «Непокорённой Франции»

Но в выборах 26 мая присутствовали и другие важные элементы. Во-первых, большого, не подлежащего сомнению успеха добилась Партия “зелёных” (EELV). У неё третье место и 13% голосов. Но надо помнить, что европейские избиратели к экологическим группам всегда относились благосклонно. Результаты, объявленные в воскресную ночь, – не самые выдающиеся из тех, что выпадали на долю экологов в прошлом. Кроме того, этот успех контрастирует с другим поразительным явлением – крахом (другого слова не подберёшь) «Непокорённой Франции» под руководством Манон Обри и неважным результатом компартии (PCF) Яна Броссара, получившей около 2,4% голосов. У «Непокорённой Франции» более серьёзная проблема. Завоевав чуть более 6,5% голосов (столько же, сколько и социалисты), она потерпела крупнейшее поражение, граничащее с катастрофой.

Причины известны. Так же, как партия «Подемос» в Испании, поплатившаяся за свои колебания и нерешительность, «Непокорённая Франция» заплатила за смену курса в конце 2018 года высокую цену. Последовали постыдные аппаратные игры, а затем исключение или добровольный уход так называемых «левых суверенистов». Причина краха – в измене курсу на «собирание народа», приверженность которому сослужила Жану-Люку Меланшону добрую службу в первом туре президентских выборов 2017 года (20% голосов). Заявление, сделанное Меланшоном вечером 26 мая, его сбивчивая речь, выдержанная отнюдь не в голлистском духе, свидетельствуют о крайнем замешательстве фактического лидера «непокорённых». «Непокорённая Франция» не сможет обойтись без глубокого критического анализа своей деятельности. Ей придётся вернуться к прежнему политическому курсу образца весны 2017 года и образовать демократические управленческие структуры с ясными и прозрачными функциями.

Главная проблема заключается в выработке политического курса. Это хорошо понимают люди, мечтающие лишь о том, как бы вернуть «Непокорённую Францию» на бесплодные позиции союза левых сил. Это было заметно уже в ночь после выборов. Но в поражение внесли свою лепту и вопросы внутренней демократии и транспарентности. В последние 9 месяцев «Непокорённая Франция» не приобрела новых энергичных кадров. Впрочем, опасаться надо того, что победа RN побудит некоторых товарищей начать опереточную возню под антифашистскими лозунгами, тогда как логика борьбы подсказывает необходимость ослабить влияние RN на народные массы посредством удовлетворения их запросов и возвращение к теме суверенитета.

Последствия политических потрясений, вызванных выборами, будут серьёзными. Линии раздела ясно проступают в Италии и Соединённом Королевстве. Во Франции предвестниками значимых перемен являются ослабление позиций Эммануэля Макрона и нынешний крах правоцентристских и крайне левых партий.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх