Клуб «Валдай»

76 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Коронавирус может ускорить формирование новой конфронтационной биполярности

Коронавирус может ускорить формирование новой конфронтационной биполярности

Не исключено, что эпидемия COVID-19 станет переломным моментом, который заставит американскую элиту окончательно отказаться от пренебрежительного взгляда на Китай и начать воспринять его как равного по силам, а потому ещё более опасного оппонента, пишет Артём Лукин, доцент кафедры международных отношений и заместитель директора по науке Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ.

Пандемия коронавируса стала тестом для отношений двух наиболее могущественных держав современного мира – США и Китая. Результаты его пока неутешительны, что свидетельствует о фундаментальных проблемах между двумя государствами. Вместо с того, чтобы сплотиться для борьбы с общей смертоносной угрозой Вашингтон и Пекин обмениваются взаимными обвинениями и недружественными жестами. Причём инициатива в эскалации враждебности на фоне коронавируса явно принадлежит американцам.

В самом начале вспыхнувшей в Китае эпидемии многие в США не скрывали удовлетворения и даже злорадства, рассчитывая, что коронавирус нанесёт сильный удар по геополитическому и экономическому конкуренту и может быть даже выведет его из игры. Министр торговли США Вилбур Росс заявил, что коронавирус ослабит конкурентоспособность Китая и поэтому будет выгоден Америке.

Высокопоставленные американские чиновники, в том числе госсекретарь Майк Помпео и помощник президента по национальной безопасности Роберт О’Брайен подчёркивают китайское происхождение коронавируса и обвиняют Китай в том, что он не принял надлежащих мер, чтобы предотвратить распространение болезни. Некоторые американские политики, такие как республиканский сенатор Том Коттон, идут ещё дальше, обвиняя Китай в «двуличии и нечестности» и намекая, что источником вирусом могла стать расположенная в Ухане «суперлаборатория». В ответ представитель китайского МИДа
об американском происхождении вируса и даже намекает на причастность к этому военнослужащих США.

Дело не ограничилось взаимной перепалкой. Китай выслал из страны сразу трёх журналистов газеты Wall Street Journal после того, как это издание опубликовало статью об эпидемии в Китае c заголовком “China Is the Real Sick Man of Asia”. В свою очередь, американские власти существенно сократили квоту на количество сотрудников китайских государственных СМИ, которые могут работать в США.

В ближайшем времени эскалация напряжённости между США и Китаем маловероятна, так как американцы будут поглощены собственной борьбой с коронавирусом. Однако после того, как эпидемия пойдёт на убыль, новый виток конфронтации Вашингтона и Пекина практически неизбежен. США по-прежнему рассматривают Китай в качестве наиболее опасного соперника. То обстоятельство, что Китаю, вопреки ожиданиям многих, удалось достаточно быстро взять эпидемию под контроль, только увеличивает страхи американского правящего класса в отношении Пекина. Эффективная борьба Китая с коронавирусом продемонстрировала высокую степень эффективности его системы партийно-государственного управления, способность общества мобилизоваться в кризисных ситуациях, а также широко использовать новейшие технологии. Коронавирус не столько показал уязвимость современного Китая, сколько проявил его силу.

Не исключено, что эпидемия COVID19 станет переломным моментом, который заставит американскую элиту окончательно отказаться от пренебрежительного взгляда на Китай и начать воспринять его как равного по силам, а потому ещё более опасного оппонента.

Исход президентских выборов в США в ноябре этого года вряд ли окажет существенное влияние на траекторию американо-китайских отношений: в ней будет преобладать тенденция к нарастанию противоречий. Антикитайские настроения характерны не только для администрации Трампа. Они пронизывают значительную часть американского истеблишмента и отражают двухпартийный консенсус. Поворот к сдерживанию Китая начался ещё до Трампа, при администрации Барака Обамы.[1] В том числе по этой причине, если президентом станет бывший вице-президент Джо Байден, то для Пекина это мало что изменит. Вполне возможно, что в этом случае давление на Китай станет ещё более системным. Достаточно вспомнить, что одна из главных внешнеполитических инициатив администрации Обамы (проект Транстихоокеанского партнёрства) задумывалась во многом для противодействия геоэкономической экспансии Китая. Показательно, что одним из основных внешнеполитических помощников Байдена является вице-президент Центра новой американской безопасности (CNAS) Илай Ратнер, который отличается ястребиными взглядами в отношении КНР. Под руководством Ратнера недавно был подготовлен доклад для Конгресса США, в котором рекомендуется более активно и жёстко противостоять Китаю практически во всех ключевых сферах политики и экономики.

Если тенденция к усилению противостояния США и Китая практически предрешена, то какая роль в этом раскладе отводится России? С одной стороны, повышение градуса американо-китайского соперничества выгодно Москве, так как внимание Вашингтона будет всё больше фокусироваться на Китае, тем самым приводя к ослаблению давления на Россию. Более того, по мере обострения отношений с Пекином американцы могут попытаться предложить Кремлю сделку, рассчитывая оторвать его от Китая.

Но есть и другая сторона: превращение американо-китайских противоречий в главную ось мировой политики неминуемо ведёт к понижению статуса России и превращению её в важного, но всё же периферийного игрока.

 Это в первую очередь касается ядерно-стратегической сферы – единственного измерения, в котором Россия пока сохраняет советское наследие сверхдержавного паритета с США. Однако уже практически неизбежным выглядит превращение двухчастной – США и Россия – формулы по контролю над стратегическими вооружениями в трёхчастную: Вашингтон, как известно, настаивает на подключении к этому процессу Китая.

Через какое-то время глобальная военно-стратегическая структура опять может превратиться в двухчастную, но в ней уже не будет России. Соперничая с США, Китай будет превращаться в военную сверхдержаву, а Россия в силу ограниченности экономических и научно-технологических ресурсов будет всё больше отставать от двух лидеров. В долгосрочной перспективе одним из возможных вариантов для позиционирования России может стать французский: страна сохраняет статус великой державы и сравнительную самостоятельность во внешней политике, но при этом стратегически ориентируется на одну из двух сверхдержав.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх