Клуб «Валдай»

86 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Уход Байдена из Афганистана: последствия для США и России

Уход Байдена из Афганистана: последствия для США и России

Опытный политик Байден перехватил у республиканцев важную тему «окончания вечных войн». И до президентских выборов за плотным новостным потоком детали выхода из Афганистана, возможно, забудутся, а результат запомнится – двадцатилетнюю войну закончил именно Байден, пусть и некрасиво, пишет Максим Сучков, директор Центра перспективных американских исследований ИМИ МГИМО МИД России.

Решение президента Байдена о выводе войск из Афганистана разделило комментаторов на два лагеря. Одни полагают, что за этим стоит некая продуманная стратегия, призванная сеять «управляемый хаос». Другие убеждены, что форсированный уход из этой страны – плохо продуманная авантюра. Истина, скорее всего, где-то посередине.

Решение об уходе из США было принято несколько лет назад: Байден сделал то, что должны были сделать его предшественники, но в силу разных причин не сделали. Сама речь Байдена об уходе из США на 80 процентов могла бы быть речью Трампа – там много про национальный эгоизм и мало про ответственность супердержавы. Впрочем, Америка давно страдает «синдромом усталости от Афганистана» (Afghanistan fatigue) и у большинства граждан сожалений об уходе по большому счёту нет.


Опытный политик Байден перехватил у республиканцев важную тему «окончания вечных войн».

Снижение его рейтинга сейчас объяснимо – слишком ужасно выглядят кадры ухода военных, падения афганцев с фюзеляжей американских самолётов и осыпания песочного замка афганской государственности. Но происходящее теперь, как выразился сам Байден, «не моя проблема». Единственный неизменный интерес американских руководителей – выборы. Но оценивать перспективы президентства Байдена по этому сюжету тоже пока рано. Республиканцы, конечно, постараются выжать максимум из этой ситуации и усилить аргумент о недееспособности Байдена-лидера. Но даже если демократы проиграют промежуточные выборы в Конгресс, это будет не из-за афганской эпопеи – внутри США масса вопросов, которые для американского избирателя гораздо важнее. А до президентских выборов за плотным новостным потоком детали выхода из Афганистана, возможно, забудутся, а результат запомнится – двадцатилетнюю войну закончил именно Байден, пусть и некрасиво.

Афганский кризис обнажил также разногласия внутри администрации и, что ещё интереснее, по всей видимости, растормошил конфликты интересов внутри элит демократической партии. Пока одни либеральные СМИ «рвут Байдена» почти так же сурово, как если бы это был Трамп, другие стараются рационализировать решение администрации. Если так, любопытно будет посмотреть, кто окажется главным бенефициаром этих внутриэлитных «разборок» по итогу. Наилучшие шансы пока у Камалы Харрис, которая предусмотрительно ушла в тень и на фоне неудач своего шефа старается немного отыграть весенний антирейтинг, полученный за провал с мигрантами на мексиканской границе. Но идёт только восьмой месяц работы этой администрации, кризисов наверняка будет ещё немало, как и шансов снова оступиться.

Имидж Америки как «ответственной супердержавы», действительно, пошатнулся, но маловероятно, что американские союзники в других регионах вынесут какие-то уроки из этой истории.

Одни – союзники по НАТО – будут полагаться на 5-ю статью устава альянса как гарантию приверженности США их безопасности. Другие – Тайвань – будут тешить себя ощущением важности в пресловутой большой игре великих держав. Третьи – Украина и Грузия – будут надеяться на лояльность Запада на основании культурной принадлежности к более высокому статусу в иерархии «цивилизованных народов» по сравнению со «-станами» – неполиткорректный по нынешним временам маркер собственной значимости. Даже сейчас европейцы (и желающие себя ими видеть) хотят оказать Вашингтону «последнюю услугу» и предлагают свои территории для размещения афганских беженцев – от каждого по способности.

Для международных отношений решение Байдена действительно закончило целую эпоху, начавшуюся с терактов 11 сентября 2001 года. Борьба с терроризмом больше не является определяющей парадигмой американской безопасности и внешней политики. США переходят – или возвращаются – к великодержавному противостоянию с Китаем и Россией. Именно оно, по мнению Вашингтона, определит судьбу человечества в XXI веке. Тем более что, выводя военный контингент, США не намерены снижать разведывательные возможности в регионе. Напротив, сокращением «присутствия на земле» американцы мотивируют теперь необходимость развёртывания дополнительных разведывательных ресурсов на сопредельных территориях. Официально – чтобы мониторить возможную террористическую активность в Афганистане и характер отношений «Талибана»  с другими исламистами.

Но подобная разведывательная инфраструктура пригодится как раз для того самого «великодержавного противостояния» с Москвой и Пекином в чувствительной с точки зрения безопасности для обеих стран зоне.

В целом долгосрочные последствия для американского глобального доминирования могут быть ощутимыми. На глазах меняется характер определявших это доминирование в XX веке феноменов «применения силы», «союзничества», «основанной на ценностях внешней политики» с её демонстративным гуманизмом, закрепляется трамповский крен к внешнеполитической меркантильности.

Для Евразии же приход к власти талибов чреват как раз не уходом, а возвращением темы борьбы с терроризмом в актуальную повестку, а оставленное в Афганистане передовое американское вооружение гипотетически выводит эту борьбу на новый технологический уровень. Если США убеждены, что могут позволить себе больше не рассматривать борьбу с терроризмом в качестве основного направления обеспечения своей безопасности, у России такой роскоши нет.

Разумеется, тема борьбы с терроризмом ни одного дня не переставала быть для Москвы актуальной. Но, как уже отмечают профильные специалисты в России и США, сама победа исламистов и воссоздание «исламского эмирата» – опасный сигнал единомышленникам по всему миру. Принадлежность талибов и условных игиловцев   к разным исламским течениям – поле для академических и богословских дискуссий профессионалов. Для обывателя же, в том числе среди молодых людей с обострённой исламистской идентичностью, перефразируя Дэн Сяопина, нет разницы какого цвета кот, если он ловит мышей. То, что не получилось в Ираке и Сирии, получилось в Афганистане. Не столь важно, что у талибов отличная от ИГИЛ модель построения государства, иные лозунги, базис поддержки и другой подход к самопрезентации. Это история успеха, которая будет казаться заманчивой не одному десятку радикальных группировок.

Ожидать всплеска соответствующих настроений в отдельных российских регионах, в Центральной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке было бы резонным. Сотрудничество в этой сфере с западными странами – к чему Москва стремилась с 1990-х годов вплоть до прихода Трампа – кажется по-прежнему желанным, но маловероятным.

В борьбе с терроризмом западные коллеги, за редкими исключениями, уклоняются от кооперации с Москвой.

Но открывается окно возможностей для работы на этом направлении с теми, кого приход талибов также настораживает, – с Китаем, Индией, отчасти с Ираном, не говоря о центральноазиатских партнёрах по ОДКБ.

Новая ситуация потребует от Москвы большего напряжения ресурсов и концентрации внимания к «ближнему зарубежью» и внутренней политике, но на внешнем контуре «перегрева» можно постараться избежать за счёт «управления ответственностью» с союзными странами и тонкой дипломатии в отношениях с талибами. Пока они выглядят договороспособными, но аппетит к идеологической экспансии и целенаправленным геополитическим авантюрам приходит во время еды. Яркий тому пример – президент Турции Эрдоган, ещё один значимый участник афганской головоломки, который наверняка вскоре себя проявит.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх