Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Внешняя политика Великобритании после Brexit: «Пять глаз» или Huawei?

Внешняя политика Великобритании после Brexit: «Пять глаз» или Huawei?

Когда Великобритания проголосовала за выход из Европейского союза, одно громкое и ясное предупреждение прозвучало со стороны сторонников сохранения Британии в ЕС во внешнеполитическом ведомстве страны: после развода с Европейским союзом Великобритания рискует оказаться в безвыходном положении между континентами Европы и США, ибо страна недостаточно сильна, чтобы действовать самостоятельно. Но мало кто мог предположить, что так называемая трансатлантическая дилемма возникнет столь скоро – ещё даже до того, как Великобритания официально покинула ЕС. Подробнее – в материале Мэри Дежевски, колумниста газеты The Independent.

Проблема, наиболее остро стоящая перед Лондоном, касается китайского телекоммуникационного гиганта Huawei и его роли в развитии инфраструктуры 5G в Великобритании. В течение нескольких дней правительственный совет по национальной безопасности заседал под председательством премьер-министра Бориса Джонсона и достиг классического компромисса.

С одной стороны, Huawei будет разрешено принять участие в разработке британской сети 5G. С другой, компании будут запрещено вторгаться в любые стратегические области – технологические или географические – и потребуется сократить нынешнюю долю на телекоммуникационном рынке Великобритании до уровня ниже 35 процентов.

Теперь многие в Великобритании могут удивляться тому, насколько Huawei проникла на телекоммуникационный рынок страны. Несколько лет назад и я была несколько ошеломлена, увидев огромную башню с логотопом компании и приветствием к водителям на подъезде к городу Рединг к западу от Лондона, где находится британская штаб-квартира Huawei. Саму мысль о том, что китайская телекоммуникационная компания так дерзко рекламирует своё присутствие в Великобритании, трудно совместить с давним подозрительным отношением британцев к коммунистическим режимам. Вряд ли можно представить, что какой-нибудь российской компании будет разрешено сделать то же самое.

Как бы то ни было, благодаря своей недорогой и эффективной технологии компания Huawei за 15 лет надёжно закрепилась в Великобритании. Она продаёт не только мобильные телефоны простым британцам, но и серьёзное оборудование для многих телекоммуникационных компаний страны, включая некогда принадлежавшую государству British Telecom.

Таким образом, вопрос, стоящий перед правительством Бориса Джонсона, заключался не в том, следует ли разрешить Huawei заниматься продажами на британском рынке, – этот аргумент, очевидно, не вызывает сомнений. Вопрос в том, должна ли китайская компания участвовать в разработке сетей 5G, где она, по мнению некоторых экспертов, потенциально может представлять угрозу для национальной безопасности Великобритании.

Против Huawei выступили многие депутаты-консерваторы, значительная часть общественного мнения тоже не на стороне компании. Их позиция заключается в том, что Китай остаётся коммунистическим государством, и ни одна китайская компания, даже частная с технической точки зрения, такая как Huawei, не может быть по-настоящему независимой от правительства Пекина. Но проблема не ограничилась внутриполитическими соображениями. Как и в случае с Brexit, решение Великобритании имело далеко идущие международные последствия.

Администрация США и лично президент Дональд Трамп никогда не скрывали своих протестных настроений в отношении Huawei. Их аргумент в том, что если компании будет позволено участвовать в разработке 5G в Великобритании, это может поставить под угрозу не только безопасность этой страны, но и безопасность США – ввиду соглашения об обмене разведданными, известного как «Пять глаз». В рамках этой группы США, Австралия и Новая Зеландия уже исключили сотрудничество с Huawei, а Канада колеблется. Лондон предупредили, что если сотрудничество с Huawei продолжится, то Великобритания может быть исключена из этого эксклюзивного клуба.

Когда-то решение в такой ситуации было бы очевидным. Теперь, однако, это чрезвычайно сложно из-за Brexit. Расширение торговли за пределами ЕС, особенно на растущих рынках и, в частности, в Китае, является приоритетом политики Великобритании после развода с ЕС. Однако на кону также двусторонняя торговая сделка с Соединёнными Штатами. Несмотря на тщательно продуманный компромисс Бориса Джонсона, до сих пор не совсем ясно, как можно примирить эти два взаимоисключающих выбора. Давление со стороны Вашингтона оказалось сильным и очевидным, что выглядело довольно необычным для отношений между двумя близкими союзниками. За несколько недель до принятия решения по Huawei состоялись визиты на высоком уровне по обе стороны Атлантики. Однако будучи премьер-министром, выступавшим за Brexit, Джонсон едва ли мог бы похвастаться тем, что он восстановил суверенитет Великобритании, одновременно капитулируя при этом перед США по проблеме Huawei.

В этом случае Джонсон, кажется, сделает невозможное возможным – по крайней мере пока. Деятельность Huawei в Великобритании будет «ограниченной», но компанию не исключат из разработки сетей 5G. Республиканцы в Конгрессе США возмущены – одним из обвинений было то, что Великобритания жертвует «особыми отношениями» ради «государства под колпаком». Сам Дональд Трамп выразил лишь «разочарование». Однако могут возникнуть и другие последствия – например, проблема в реализации двусторонней торговой сделки.

Джонсон сталкивается с трудностями и у себя дома. Многие депутаты-консерваторы из лагеря Джонсона хотят, чтобы Huawei была полностью запрещена. Они могут бросить вызов премьер-министру, когда закон о 5G будет представлен Палате общин, хотя большинство у Джонсона, вероятно, достаточно велико, чтобы противостоять бузотёрам.

Решение Великобритании также может побудить страны ЕС сохранить свои собственные рынки открытыми для Huawei, приняв формулу, которая устанавливает пределы, аналогичные тем, которые были разработаны Великобританией. В этом случае идеологический и экономический раскол между ЕС и США будет только расширяться, что потенциально может осложнить положение Великобритании в будущем. Это связано с тем, что Huawei является лишь одной из нескольких трансатлантических дилемм, уже возникших перед Великобританией после решения о запуске Brexit.

Другим раздражающим фактором, всплывшим в ходе препирательств на недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе, является план Великобритании по введению специального налога с транснациональных корпораций США, таких как Google и Amazon, которые в настоящее время платят незначительные суммы за пределами США.

Будучи членом ЕС, Великобритания могла бы участвовать в согласованных усилиях Союза, направленных на взимание большей платы с американских компаний. Коллективные действия ЕС вынудили США пересмотреть тарифы на сталь в начале 2000-х годов, и Брюссель в целом сумел удержать в узде даже протекциониста Дональда Трампа. Однако предоставленная сама себе, Великобритания находится в гораздо более уязвимом положении. США хотят, чтобы она не предпринимала никаких действий, пока не будет согласован новый международный налоговый режим.

Как и в случае с Huawei, для Лондона противостояние США может обернуться палкой двух концах. С одной стороны – надежда Джонсона на быструю торговую сделку; с другой – угроза для его авторитета из-за так называемого «налога на Google», который очень популярен среди британской общественности, недовольной тем, что американские технологические гиганты не платят или платят мало.

Однако дело не только в торговле, где США и ЕС пребывают в ссоре, а Великобритания находится между ними как между молотом и наковальней. Одна из наиболее заметных и неотложных проблем касается политики в отношении Ирана, где Великобритания пока выступает на стороне ЕС в надежде на то, что ядерная сделка 2015 года может быть реализована. Когда США убили влиятельного иранского командира Касема Сулеймани, Борис Джонсон и члены правительства Великобритании не осудили Вашингтон прямо и призвали к «деэскалации» со всех сторон. Такая позиция вряд ли будет пользоваться большим доверием по обе стороны Атлантики.

Долгожданный ближневосточный мирный план Дональда Трампа, только что представленный в Вашингтоне с большой помпой, ставит Великобританию в трудное положение: инстинкты побуждают Лондон симпатизировать тем европейцам, которые отвергают односторонний характер подобных предложений. Однако любая оппозиция в этом вопросе наталкивается на необходимость не отталкивать Соединённые Штаты – особенно в такое время. Отвечая на вопросы в Палате общин, Борис Джонсон был настроен чрезвычайно позитивно и призвал палестинцев «участвовать» в плане Трампа.

И это только первые дни. Впереди 11-месячный переходный период для завершения «развода» с ЕС. Но контуры внешнеполитической дилеммы, с которой Великобритания столкнётся в качестве независимого субъекта, уже очевидны. Лондону понадобится ловкая и искусная дипломатия. Для этого потребуется способность выявлять потенциально плодотворные альянсы по возникающим проблемам. Но это уже совсем иной взгляд на мир. Возникает вопрос: как далеко продвинется Великобритания к началу 2021 года?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх