Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Риск большой войны на Южном Кавказе и позиция России

Риск большой войны на Южном Кавказе и позиция России

Имеющее богатую историю геополитическое соперничество России с Турцией и Ираном в последние десятилетия дополнилось конкуренцией с США в бассейне Чёрного моря. Угроза расширения НАТО на Южном Кавказе вынуждает Москву обратить внимание на безопасность своих южных рубежей. Ситуацию осложняют украинский кризис и переток исламистов из Сирии на север к границам России. Исторически Москва всегда прекращала свою внешнеполитическую активность на других направлениях при возникновении кризиса на Кавказе. Произойдёт ли это снова? Об этом пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Кавказ – особое пространство, где российская внешнеполитическая стратегия проявляет себя наиболее рельефно. России приходится выстраивать оптимальную для себя систему регионального баланса в условиях неустойчивости, хрупкости региональной политики и готовности местных держав применять военную силу друг против друга. Имеющее богатую историю геополитическое соперничество России с Турцией и Ираном в последние десятилетия дополнилось конкуренцией с США в бассейне Чёрного моря. Угроза возможного расширения НАТО на Южном Кавказе вынуждает Москву обратить особое внимание на безопасность своих южных рубежей.

Ситуацию осложняют украинский кризис и переток исламистов из Сирии на север к границам России. Исторически Москва всегда прекращала свою внешнеполитическую активность на других направлениях при возникновении кризиса на Кавказе. Произойдёт ли это снова?

Сложность ситуации на Кавказе не является для российской политики чем-то новым. Однако в последние годы использование в регионе вооружённой силы стало наиболее частым за последние сто лет. Это можно отметить на примере конфликта вокруг Нагорного Карабаха, где позиция России завязана на множестве интересов региональных игроков и вынуждена соответствовать стратегии балансирования.

В этой стратегии можно выделить три компонента. Во-первых, сохраняя военный союз с Арменией, Россия уравновешивает Азербайджан. Во-вторых, Москва развивает военно-техническое сотрудничество с обеими странами, что позволяет удерживать их от большой региональной войны. Существующий военный баланс между сторонами и военные гарантии России, предоставленные Армении, делают крупную войну маловероятной, хотя и не исключают попытки изменить повестку переговоров с помощью военной силы. Наконец, в-третьих, Россия развивает сотрудничество с Арменией и Азербайджаном, чтобы нейтрализовать влияние Запада и предотвратить разморозку конфликта со стороны сил НАТО, в первую очередь Турции.

Урегулирование конфликта вокруг Нагорного Карабаха является одним из ключевых внешнеполитических приоритетов для России. Затянувшаяся ситуация «ни войны, ни мира» препятствует развитию отношений с Азербайджаном и Арменией. Однако российское руководство понимает, что этот конфликт не будет разрешён в одностороннем порядке без учёта интересов Анкары.

В представлении российского руководства основной угрозой при эскалации конфликта остаётся возобновление масштабных боевых действий с подключением третьих стран, прежде всего Турции.

Понимая особенности российской позиции, Ереван стремится переложить ответственность за сохранение результатов своей победы в конфликте 1991–1994 годов на Москву и беспокоится, когда Россия не прикладывает к этому все усилия. Азербайджан также пытается извлечь выгоду из создавшегося положения – в качестве важного регионального игрока, готового силой защищать свои интересы, он постоянно повышает ставки, вынуждая партнёров к торгу по поводу новых правил «договорной конфронтации». Сильно осложняет ситуацию турецкий фактор. Отношения Москвы с Анкарой остаются нестабильными и зависят от широкого геополитического контекста, в том числе от действий России в Сирии. В совокупности эти факторы делают ситуацию нестабильной и сложно предсказуемой, особенно по мере того, как деформируется статус-кво.

Учитывая обстоятельства, с которыми Россия сталкивается в карабахском конфликте, она заинтересована в его урегулировании. Об этом свидетельствует ряд активных дипломатических инициатив Москвы в последние годы. После одобрения другими членами Минской группы они образуют основу процесса урегулирования. Однако у Москвы нет монополии в политическом процессе – пока стороны не готовы принять мировое соглашение, никто не может на них повлиять. Вот почему в последнее время за неимением лучших альтернатив Москва заняла позицию, направленную на удержание Баку и Еревана от возобновления боевых действий.

В этом контексте продажу российского оружия Азербайджану можно характеризовать в качестве меры по укреплению военной транспарентности. Несмотря на серию военных инцидентов в последние годы и вооружённые столкновения в апреле 2016 года, ясно, что созданная Россией система военно-политических сдержек и противовесов в целом работает. Операция Азербайджана против Нагорного Карабаха в 2020 году продолжает протекать в рамках «красных линий» и не затрагивает территорию Армении.

Пока Баку не намерен разрывать статус-кво окончательно и обрушивать свои отношения с Россией по примеру того, как это сделала Грузия в 2008 году.

И хотя Азербайджан не стремится к большой региональной войне, он начинает применять силу для обозначения своих политических интересов и несогласия со сложившимся статус-кво. Сигнализируя о необходимости сохранения региональных констант, в конце октября МИД России выпустил лаконичное заявление о том, что, в соответствии с союзническими обязательствами, «Россия окажет Еревану всю необходимую помощь, если боестолкновения будут перенесены непосредственно на территорию Армении».

Военное сотрудничество России как с Арменией, так и с Азербайджаном можно рассматривать не только с точки зрения сдерживания конфликтующих сторон, но и с точки зрения предотвращения попыток Запада расширить своё влияние в регионе. Одна из причин, по которым Россия не спешит сворачивать сотрудничество с Азербайджаном в сфере обороны, заключается в том, что оно составляет основу многогранного сотрудничества между двумя странами. Без него Баку придётся искать решение своих проблем, в том числе и в Нагорном Карабахе, без России или оппонируя ей. Примером такой политики на Кавказе является стратегия Грузии в отношении Абхазии и Южной Осетии при Михаиле Саакашвили.

Россия хотела бы извлекать выгоду от урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, а не от его замораживания. Всё более очевидно, что сохранение статус-кво наносит ущерб союзнику России – Армении. Учитывая максималистскую позицию в урегулировании конфликта, Ереван постепенно отстаёт от своего оппонента с точки зрения экономики и демографии, при этом всё больше раздражаясь действиями России, которая, по его мнению, должна решить проблемы армянского государства. Армения не имеет выхода к морю и общей границы с Россией, она блокирована Турцией и географически отрезана от ключевой региональной транспортной и энергетической инфраструктуры. Эти и другие факторы приводят к замедлению экономического роста в стране. Даже членство Армении в Евразийском экономическом союзе само по себе не способно обеспечить решение этих проблем.

Нынешняя эскалация конфликта носит ограниченный характер. При поддержке Турции Азербайджан пытается перехватить инициативу и провоцирует развитие событий для того, чтобы перезапустить торг по поводу новых правил «договорной конфронтации» вокруг Нагорного Карабаха. В основе стратегии Баку лежит расчёт, рациональный интерес усилить свои переговорные позиции – поэтому можно не ожидать масштабирования конфликта и переноса его на другие театры. Однако это не исключает необходимости искать пути выхода из тупика «замороженного конфликта». В противном случае каждое новое обострение конфликта будет нести всё больше рисков для региональной безопасности, угрожая катастрофической войной.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх