Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Будущее ШОС: евразийский круглый стол или организация-призрак?

Будущее ШОС: евразийский круглый стол или организация-призрак?

26 ноября в рамках Валдайского проекта Think Tank состоялся вебинар клуба «Валдай» в партнёрстве с аналитическим центром Observer Research Foundation (ORF) на тему: «Будущее Шанхайской организации сотрудничества».

Во вступительном слове модератор, почётный научный сотрудник фонда ORF Нандан Унникришнан отметил, что вебинар проводится в подходящий момент – между саммитом ШОС и встречей глав правительств – и что на этом фоне было бы крайне интересно и своевременно сравнить точки зрения России и Индии на ШОС и на её перспективы.

Обрисовывая стратегические аспекты развития ШОС с российской точки зрения, программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв отметил, что для России эта организация изначально была инструментом для стабилизации международной политики в восточной части Евразии и это требовало включения в процесс не только традиционных партнёров России в регионе, но и Китая. Фактически ШОС создавалась как площадка для предотвращения перерастания межгосударственных противоречий в конфликты, но потом встал вопрос о том, как ей развиваться дальше. Традиционный путь международного сотрудничества предполагает расширение сфер взаимодействия и углубление интеграции. Однако есть и второй путь, продолжающий изначальную идею Евразии как круглого стола, в рамках которого не существует какой-либо доминирующей группировки сил.

Для этого необходимо было расширение ШОС, пусть даже вступление в организацию Индии – великой державы – и Пакистана замедлили развитие организации по традиционному пути. В последнем Бордачёв не видит большой трагедии: ведь если участвующие государства не смогут обсуждать в многостороннем формате ключевые вопросы международной политики, вряд ли они смогут развивать ШОС как бюрократический институт. «Главное обсуждать политические вопросы, а институциональное развитие последует», – подчеркнул он.


Представляя индийскую точку зрения, Чрезвычайный и Полномочный Посол Асоке Кумар Мукерджи обсудил ряд конкретных вопросов, интересующих Индию. Он уделил особое внимание роли ШОС как региональной антитеррористической структуры, так как терроризм – это проблема, с которой сталкиваются все участники организации. Он также выразил надежду, что членство в ШОС станет катализатором для заключения соглашения по пограничным вопросам между Китаем и Индией. Также он считает важным экономическое сотрудничество между странами организации, особенно в вопросах транспортной связности и цифрового сотрудничества, и сотрудничество в вопросах борьбы с пандемиями и природными катастрофами.

Выступление старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН Алексей Куприянов было посвящено разногласиям внутри ШОС и будущему организации. Изначально России, по его словам, в первую очередь были нужны спокойствие и отсутствие конфликтов в Евразии, а Китай скорее стремился превратить ШОС в экономическую структуру для реализации китайских инфраструктурных проектов. Вступление в ШОС Индии и Пакистана затруднило деятельность организации именно в аспекте укрепления стабильности и безопасности – в связи с существующими между ними и между Индией и Китаем противоречиями. В результате под сомнением оказался традиционный подход ШОС, предполагающий, что меры доверия должны предшествовать урегулированию территориальных претензий. Всё это ставит организацию на грань кризиса, и, «шанхайский дух» взаимного доверия не удастся сохранить, ШОС может превратиться в бессильную структуру, организацию-призрак. 

Заместитель декана Школы международных отношений им. Джиндала Шрипарна Патхак рассказала об индийском взгляде на взаимодействие Индии и Китая в рамках ШОС. По её мнению, Китай играет в ШОС центральную роль и активно использует организацию для защиты своих интересов, зачастую в ущерб индийским – и с этим связан некоторый скептицизм Индии в отношении ШОС. Тем не менее она видит ряд перспективных направлений для сотрудничества в вопросах обеспечения миры и стабильности, а также борьбы с терроризмом – и в частности, в вопросах, связанных с афганским конфликтом. При этом между Индией и Китаем есть расхождения в подходах к этим проблемам, сильно осложняющие дело. В целом индийско-китайские и индийско-российские разногласия ставят под сомнение эффективность ШОС, хотя организация по-прежнему важна для участников и они будут искать новые формы сотрудничества в её рамках, считает эксперт. 

Старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин проанализировал китайский подход к ШОС. Он подчеркнул, что Китай заинтересован в ШОС и это может быть использовано другими членами организации для отстаивания своих интересов. Хотя Пекин находит другие пути для расширения своего влияния в регионе, ШОС по-прежнему важна для обеспечения безопасности КНР, в частности на фоне сложных отношений с США. В свою очередь, консенсусный характер принятия решений в ШОС зачастую позволяет её сравнительно слабым членам эффективно отстаивать свои позиции. Таким образом, Шанхайская организация сотрудничества может превратиться в площадку для поиска компромиссов в сфере региональной безопасности, что особенно важно в свете ухудшающейся военно-политической ситуации в Азии.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх