Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Энергетическая политика США, России и Европы в новой большой игре «Глобальное потепление»

Энергетическая политика США, России и Европы в новой большой игре «Глобальное потепление»

Российское-европейское сотрудничество в энергетической сфере никуда не денется. Однако России важно осознать, что в мире начинается новая «большая игра» под лозунгом борьбы за климат против глобального потепления и за сокращение эмиссии СО2. Этот процесс при должной концентрации политических усилий и финансовых капиталов способен перекроить всю геоэкономику планеты до неузнаваемости. О том, какие шаги нужно предпринять России в этой ситуации, пишет Александр Лосев, генеральный директор АО «Управляющая компания “Спутник – Управление капиталом”».

В декабре 2019 года Конгресс США одобрил проект закона «О европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок» (European Energy Security and Diversification Act of 2019), в первом абзаце которого указано, что он призван помочь Соединённым Штатам достичь своих глобальных целей, а также повысить энергетическую безопасность Европы и побудить европейские страны диверсифицировать свои источники энергии и маршруты поставок.

Поскольку далее в тексте следует заявление, что Соединённые Штаты заинтересованы в обеспечении интересов собственной экономической и национальной безопасности и в оказании помощи европейским странам в достижении энергетической безопасности, есть очень высокая вероятность, что президент Трамп подпишет закон, поскольку это полностью соответствует принятой его администрацией в декабре 2017 года Стратегии национальной безопасности США, в которой чётко указаны четыре национальных интереса – защита страны, содействие процветанию Америки, сохранение мира с помощью силы и усиление глобального влияния США, а также названы основные противники США: Россия и Китай.

Расширение сотрудничества и торговли России с Западной Европой, а также российское влияние на своё ближнее зарубежье рассматривается Америкой в качестве враждебных мер России в Европе, которым следует противодействовать экономическими и военно-политическими средствами (см.

Russia's Hostile Measures in Europe. Understanding the Threat).

Поэтому закон также ставит своей целью добиться уменьшения зависимости Европы от поставок энергетических ресурсов из России, а сама Россия названа страной, «которая использовала природный газ для принуждения, запугивания и влияния на другие страны». Ранее министр энергетики США Рик Перри назвал партнёрство с союзниками по поставкам нероссийских энергоносителей в Восточную Европу важным приоритетом для администрации Трампа и мощным сигналом, который США может послать России.

Достичь заявленных в законе целей предполагается с помощью экспорта из Соединённых Штатов на мировые рынки энергетических ресурсов, технологий и экспертных знаний, чтобы это поощряло развитие энергетических рынков, обеспечивающих диверсификацию источников, видов и маршрутов энергоснабжения, а также способствовало энергетической безопасности европейских стран. По сути, декларируется цель развернуть над Европой американский «энергетический зонтик», защищающий от остервенелого русского нефтегазового Аквилона Аквилон (лат. aquilo или aquilonis) – суровый северный и северо-восточный ветер и божество, олицетворяющее силу этого ветра. – по аналогии с развёрнутым США в прошлом веке «военным зонтиком» НАТО для защиты Западной Европы от СССР.

И чтобы продвижение «энергетической» политики имело материальные стимулы, предполагается в 2020–2024 финансовых годах расширить до 1 млрд долларов финансирование Фонда противодействия российскому влиянию, который был создан на основании закона 2017 года «О противодействии противникам Америки посредством санкций» и также предусматривает санкции в отношении российского энергетического сектора, нефте- и газопроводов.

Средства Фонда противодействия российскому влиянию пойдут на «улучшение нормативной базы европейских стран в области энергетики», оказание политического и технического влияния, поддержку европейских энергетических проектов по строительству или улучшению энергетической инфраструктуры на ранних и на поздних стадиях. На получение помощи Соединённых Штатов могут рассчитывать проекты в Центральной и Восточной Европе, связанные с инфраструктурой природного газа, такие как газопроводы, хранилища, терминалы сжиженного природного газа или мощности обратного потока, проекты по инфраструктуре сетей электроэнергетики, проекты использования возобновляемых источников энергии.

Хватит ли для заявленных целей суммы в 1 млрд долларов на четыре года? Ответ очевиден. Конечно, это капля в море. Обязательно будут и иные методы принуждения, как и в случае с американскими требованиями к европейским странам увеличить финансирование бюджета НАТО. Более того, экономические санкции, включая вторичные санкции, стали уже привычным инструментом американской внешней политики – так же, как и экстерриториальное применение законов США.

Правда, вырос и потенциал непреднамеренных последствий для Штатов и их союзников, поскольку вторичные санкции направлены против компаний из третьих стран, то они часто встречают сильное политическое противодействие со стороны правительств и властей, которые рассматривают такие санкции как незаконное вмешательство и разрабатывают инструменты для их обхода.

Российское-европейское сотрудничество в энергетической сфере никуда не денется. Европа импортирует около 90% необходимой ей нефти и 70% газа, при этом сейчас порядка 34% энергопоставок приходится на Россию и их стоимость превышает 100 млрд евро в год. Согласно энергетическим прогнозам и европейской политике замены угольных ТЭС на газовую энергогенерацию, потребность ЕС в природном газе может удвоиться в следующее десятилетие.

Вопросы энергетики – очень чувствительная тема для Германии, а по мере вывода из эксплуатации атомных станций – и для других промышленно развитых стран Евросоюза. Можно не сомневаться, что этот американский закон «О европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок», в случае его подписания Трампом, будет иметь долгосрочные негативные экономические и дипломатические последствия.

Несмотря на то, что США являются крупнейшими производителями природного газа, большая его часть идёт на внутреннее потребление, а экспортный потенциал Америки пока невелик – по сравнению, например, с Катаром, который является мировым лидером на рынке СПГ.

Учитывая расстояние между берегами Атлантики, стоимость транспортировки, хранения и регазификации, американский СПГ на рынке ЕС не сможет конкурировать с российским трубопроводным газом. Россия обладает современной газовой промышленностью, вторыми в мире доказанными запасами природного газа и низкой себестоимостью добычи. К тому же никаких иных экспортных трубопроводов, кроме российских, в Центральной и Восточной Европе просто нет.

Но какова бы ни была судьба этого закона, России важно осознать, что в мире начинается новая «большая игра» под лозунгом борьбы за климат против глобального потепления и за сокращение эмиссии СО2. Этот процесс при должной концентрации политических усилий и финансовых капиталов способен перекроить всю геоэкономику планеты до неузнаваемости. Россия как энергетическая и углеводородная держава серьёзно интегрирована в мировую экономику, поэтому игнорировать климатические игры нельзя. Так или иначе, но все покупатели российских энергоносителей и в Европе, и в Азии, и все конкуренты России на нефтегазовом рынке будут втянуты в эти процессы. Правил, кроме «права сильного» сейчас нет (Парижское соглашение – слишком декларативно), но пока есть время, чтобы начать работать над правилами и над задачами защиты своих национальных интересов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх