Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Институциональный ревизионизм в международной политике: продукт подъёма, дитя упадка или что-то иное?

Институциональный ревизионизм в международной политике: продукт подъёма, дитя упадка или что-то иное?

Подходы России и США к глобальному управлению представляют собой два противоположных полюса крайнего консерватизма и непреклонного ревизионизма. Пекин стоит перед выбором между сохранением приверженности существующим институтам и искушением использовать возросшие материальные возможности для попыток трансформировать систему мирорегулирования в своих интересах. Как это повлияет на отношения стран?

Ярким компонентом нарастающего междержавного соперничества выступают обвинения в ревизионизме, которыми обмениваются США, с одной стороны, и Россия и Китай – с другой. В отличие от предшествующих исторических периодов ревизионистская политика в начале XXI века ассоциируется в первую очередь не с территориальной экспансией, а со стремлением подорвать механизмы мирорегулирования, заменив существующие нормы и организации новыми. Глобальное управление сложилось в многоуровневую сеть многосторонних соглашений, межгосударственных форумов и транснациональных бюрократий. Оно устанавливает широкий набор прав и обязательств государств, регулирует доступ на рынки, вносит вклад в поддержание международной стабильности. Ничего удивительного, что ведущие государства стремятся влиять на правила игры на международной арене, чтобы они лучше соответствовали их интересам.

В то же время не все отклонения или примеры оспаривания существующих институтов представляют собой случаи ревизионизма. Последний проявляется в попытках подорвать или заменить устоявшиеся институты глобального управления альтернативными вариантами регулирования. Такая политика воплощается в вербальном отрицании легитимности существующих норм и организаций в сочетании с последовательными практическими действиями, направленными на их ослабление.

Россия, США и Китай на протяжении истории придерживались во многом различных подходов к мирорегулированию. Соединённые Штаты и в период своего подъёма, и на фоне сравнительного ослабления активно старались реформировать международные институты в соответствии с собственными интересами. В том числе и администрация Барака Обамы, и команда Дональда Трампа пытались, хотя и каждая по-своему, перестроить механизмы глобального управления для удержания американского доминирования. В этом контексте от президентства Джозефа Байдена стоит ожидать дальнейших усилий по преобразованию действующих норм и режимов, хотя новое руководство и пришло к власти на фоне дефицита свежих идей относительно возможных направлений трансформации международных институтов.

Если для США характерен последовательный ревизионизм, то Россия нередко выступала на международной арене с позиций институционального консерватизма.

 

Лишь в отдельные периоды советской истории она переходила к более инициативному курсу на проведение революционных изменений международного порядка. В настоящее время Москва вновь выступает с консервативной повесткой, при том что из этой логики несколько выпадает недовольство региональной архитектурой в Европе. Подобный курс оправдан ввиду возможности опереться на серьёзное институциональное наследие, наработанное в период холодной войны. В то же время России нужно быть готовой к тому, что, несмотря на её усилия, другие державы будут добиваться большей или меньшей ревизии тех норм и режимов, которые сформировались при её активном участии во второй половине XX века.

Китайский подход к глобальному управлению претерпел серьёзные изменения за последние десятилетия. Китай пережил переход от положения главного диссидента в отношении существующих норм и режимов к статусу прилежного ученика и осторожного реформатора. Хотя долгое время Пекин оставался аутсайдером на периферии международного порядка (до 1971 года КНР не была представлена в ООН), после запуска политики реформ и открытости он взял курс на интеграцию в существующие институты.

Несмотря на то, что в ряде случаев Китай выступает с призывами реформирования системы мирорегулирования, в практических шагах он сохраняет осторожность.

На этом фоне ещё с 1990-х годов наметилось углубление координации российского и китайского подходов по вопросам глобального управления. Ключевыми точками соприкосновения стали акцентирование центральной роли ООН в мирорегулировании и противодействие попыткам закрепления западной политической модели в качестве общепризнанной нормы.

В современных условиях подходы России и США к глобальному управлению относительно устойчивы и представляют собой два противоположных полюса крайнего консерватизма и непреклонного ревизионизма. Пекин в большей степени стоит перед выбором между сохранением приверженности существующим институтам и искушением использовать возросшие материальные возможности для попыток трансформировать систему мирорегулирования в своих интересах. В последнем случае нас ожидает конкуренция между двумя ревизионистскими мировоззрениями, а также серьёзное испытание достижений российско-китайского сближения. 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх